Profile Photo
Actions
General Info
 
First Name:
Сергей
Last Name:
Вишнёв
Country:
Estonia
Sex:
Man
City:
Силламяэ
rate profile
1 votes
Post to Timeline
Write · · Add a photo
 
Timeline
All posts · Posts by SERGEI_VISHNJOV · Posts by others · RSS · Subscribe
 
Time range (days ago):
18.11.2019
 
ПОЧЕМУ ОЛЕГ КЛЯЛСЯ НЕ ОДИНОМ

Сергей Вишнёв

Одним из доводов несостоятельности норманнской теории антинорманисты считают то, что при договоре между Византией и русскими князьями последние клялись не Одином, а Перуном. Читаем у Д.И.Иловайского:
«Норманисты много опирались на договоры Олега и Игоря для подтверждения своей системы, и некоторые из них горячо отстаивали подлинность договоров. Дей¬ствительно, нет никаких серьезных поводов сомневаться в их подлинности; это почти единственные документаль¬ные источники, занесенные на первые страницы нашей летописи. Потому-то их содержание во многом и противоречит тем легендарным рассказам, которыми они об¬ставлены. При внимательном рассмотрении, они могут служить одним из важнейших доказательств не истинно¬сти, а, напротив, ложности скандинавизма. Если Олег был Норманн, пришедший в Россию с Рюриком, и дружина его состояла из Норманнов, то как же, по свидетельству договора, они клянутся славянскими божествами Перуном и Волосом, а не скандинавским Одином и Тором? Та же клятва повторяется в договорах Игоря и Святосла¬ва. Мы видели, что Русь по всем несомненным призна-кам была сильный многочисленный народ и народ гос-подствующий. Если бы это был народ, пришедший из Скандинавии, то, как мог он так быстро изменить своей религии и кто его мог к тому принудить?»
(Д.И.Иловайский «Начало Руси»)

Начать обсуждение данного высказывания можно сразу и серьёзно, а можно сначала немного и поёрничать, а, поскольку, щипки, подкусы, и прямое поливание грязью весьма распространено в научной среде в отношении оппонентов, то и автор данной статьи решил последовать установившемуся, заметьте не мной, правилу. Замечание же моё весьма небольшое и будет касаться вот этой вот фразы: «…Если Олег был Норманн, пришедший в Россию с Рюриком…». Замечание будет в виде вопроса, – а где в Летописи сказано, что Рюрик пришёл в Россию? Такого ни в одной Летописи вы не найдёте, напротив летописец не раз повторяет, как будто специально для антинорманистов, что: «От тех [Варягов] прозвалась Русская земля. Новгородцы те по сути люди от рода Варяжского, а прежде были Словене». (ПВЛ по Лаврентьевскому списку). Иными словами до прихода варягов-Русь никакой земли под названием Русь или Россия ни в Приильменье, ни в Приладожье не было. Понятие «Русь» в значении «Русская земля» появилось спустя некоторое время после прихода общности под названием Русь. И вот теперь, чтобы читателю было вполне ясен предмет разговора, с этого момента разговор пойдёт серьёзно и обстоятельно. Но прежде, чем дать ответ на основной вопрос, почему Олег клялся не на Одина, рассмотрим, с чего всё вообще началось?
А началось всё с того, что, согласно Летописи на Дунае жил народ…, нет, не Славяне, а – Словени. Именно так этот народ назывался. Но вот пришли к месту обитания Словен на Дунае некие Волохи и начали притеснять Словен. И разошлись Словени кто куда и стали известны каждый под своим именем. Словени, которые пришли к Ильмень озеру не стали ломать себе голову, как себя назвать, а потому так и остались – Словени. А ближайшими к ним были Кривичи. Понятно, что Словени не были коренным населением на севере – в тех местах обитали угорские племена – Чудь (древние Эсты), Меря, Весь и прочие. Приход новой общности не повлиял отрицательно на коренное население и все стали жить спокойно до того момента, пока не появились некие люди, которые в Летописи обозначены, как – Варяги. Эти ребята оказались весьма воинственными, пришли из-за моря на своих кораблях и быстро подчинили себе все вышеназванные племена. Надо полагать, что такое положение дел не очень устраивало аборигенов, поэтому как-то договорившись между собой, они дружненько навалились на варягов и прогнали их.
Но вот беда, как только эти племена обрели свободу, у них начались проблемы – обособились они, причём до такой степени, что и до междоусобицы дело дошло. Долго ли, коротко ли продолжалось это драчливое дело, но, видать прикинули аборигены, что худой мир лучше доброй ссоры и решили, что им нужен князь для всеобщего управления. Решение-то мудрое, но как его выполнить? В те времена далёкие все вопросы решались на собрании старейшин родов, называемое – вече. Автор статьи далеко не сторонник изучения истории по фильмам, но в данном случае, для красочности и большей понятности приведу польский фильм Ежи Гофмана «Старое предание. Когда солнце было Богом». В этом фильме есть эпизод, как старейшины родов старались выбрать себе князя. Первое собрание провалилось, потому что каждый горланил в свою пользу, а не на пользу общества. Вот так и происходило с нашими аборигенами – не могли они договориться о выборе князя из своей среды. То есть ни от Словен, ни от Кривичей, ни от Чуди, ни от Меря, ни от Веси. А раз не возможно выбрать князя из своих, остаётся одно – пригласить со стороны. «И пошли к варягам, к Руси…». (ПВЛ по Лаврентьевскому списку).
Антинорманисты любят поехидничать по этому поводу, задаваясь наиглупейшим вопросом – как могли пойти к тем, кого совсем недавно прогнали? И ведь что тут интересно Летопись не говорит о том, какие именно варяги взимали дань, зато весьма конкретно указывает на тех варягов, к которым пошла сборная делегация за князем – к Руси. Более того, Летопись называет поимённо всех фигурантов дела под одним общим названием «варяги», а это – Свеи, Оурмане, Англяне, Готы, Русь. Всего пять фигурантов. То есть взимать дань мог любой из этой пятёрки кроме Руси. Вот к ним-то и пошли. Далее события развивались следующим образом. На призыв отозвались три брата – Рюрик, Синеус и Трувор. Отозвались и пришли. Но как пришли? – со своими родами, с дружиной многой, да ещё и всю Русь прихватили. Иными словами произошло настоящее переселение целой общности на новое место.
И вот тут мы приближаемся к ответу на основной вопрос, но для этого зададимся другим вопросом, – а почему, собственно говоря, Олег, если он был скандинав, должен был приносить клятву на Одина? Любой договор составляется каждой стороной от имени той страны, того народа, той земли которую представляют договаривающиеся стороны. С Византией тут всё понятно, не понятно только с русской стороной – кто были эти Русские и кого они представляли?
Немного хронологии. Согласно Летописи призвание варягов произошло в 862 году, а в южный поход Олег отправился через двадцать лет в 882 году. Дойдя до Кыива, то бишь, до Киева, он убивает Аскольда и Дира и садится в Киеве сам, возвестив, что сей град будет «Матерью городов русских». С 882 года по 913 год Олег, кроме того, что под его властью уже были Поляне, подчинил себе Древлян, Северян, Радимичей, а с Уличами и Тиверцами воевал, да ещё и на Царьград успел сходить. Благодаря завоеваниям Олега, от северных Новгородских земель до земель южных образовалось первое славянское объединённое государство. Понятно, что основу государства в этническом плане составляли Славяне. Пришлые варяги-Русь в этом государстве занимали господствующее положение. Само же государство получило название по имени пришедшей общности – Русь. И Летопись нам об этом неоднократно повторяет.
Теперь самое время посмотреть, о каком событии идёт речь, где Олег приносит клятву. Есть большой отрывок в Летописи под 907 годом, в котором как раз и говорится о походе Олега на Царьград (Константинополь). Мы возьмём только два фрагмента из этого отрывка. Первый фрагмент о начале похода:
Корректура автора:
«В год 6415 (907). Пошел Олег на Греков. Игоря оставил в Киеве. Взял множество Варягов и Словен, и Чуди, и Кривичей, и Мерю, и Древлян, и Радимичей, и Полян, и Северян, и Вятичей, и Хорватов, и Дулебов, и Тиверцев, известных как толмачи. Этих всех называли Греки «Великая Скифь». С этими со всеми пошел Олег на конях и на кораблях, и было кораблей числом 2000». (ПВЛ по Лаврентьевскому списку)
На что тут сразу обращаешь внимание, так это на то, что варяги здесь в меньшинстве, всё войско Олега состоит из Славян. Дабы не занимать место в статье, кратце перескажу суть всего отрывка. Этот поход знаменателен многими моментами: это и то, что Олег поставил свои корабли на колёса, и то, что распознал хитрость Греков и не стал пить и есть отравленные угощения, и то, что обязал Греков выплатить дань немалую, и то, что прибил свой щит на вратах Царьграда, и то, что велел сшить паруса для Руси из крепкого шёлка (паволоки), а Славянам из тонкого шёлка (копринные). Нас же интересует только один момент – клятва Олега. Следующий фрагмент из Летописи о завершающем моменте похода Олега:
Корректура автора:
«Цари же Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу: сами целовали крест, а Олега с мужами его водили присягать по Русскому закону. Клялись оружием своим и Перуном богом своим, и Волосом скотским богом, и утвердили мир».
(ПВЛ по Лаврентьевскому списку)
Так от имени какой земли, какого народа и какими Богами должен был приносить клятву Олег? За месяц, за полгода, за пять лет может многое измениться, как в жизни отдельного человека, так и всей страны, а тут двадцать лет прошло с момента прихода Рюрика со своими братьями и со всей Русью. Двадцать лет. Для чего призвали Рюрика? – Рюрика пригласили на княжение. Следовательно, какого бы роду-племени Рюрик не был, проживание на новом месте предполагалось постоянным, а не временным. Насаждать какую-то свою веру местному населению, призвавшим его на княжение, даже и не предполагалось.
Если бы Олег совершил нападение на Византию непосредственно из Скандинавии (от Свеев, Данов или Норвегов), то он и клялся бы «на Одина», но Олег пришёл из земель славянских. Славянские земли стали его родными землями, которые он защищал, расширяя силой оружия молодое государство. Те варяги, которые пришли с ним с севера из Новгорода были его гвардией. Основу же его войска на юге составляли Славяне. Это были его поданные и соратники. За это время Олег успел впитать в себя дух славянский и будь он трижды скандинавом, но приносить клятву в международном договоре «на Одина» он уже в любом случае не стал бы – только «на Перуна» от имени той земли, которая стала его новой Родиной.
510 days ago
31.01.2019
 
ОСТРОВ РЮГЕН, КАК МЕСТО ИСХОДА ВАРЯГОВ РУСЬ.
Сергей Вишнёв
Один из спорных вопросов в истории древней Руси, это место, откуда Рюрик с братьями пришли в …. Куда? И вот тут тоже есть широкое поле для всякого рода суждений. Дело в том, что в летописях всевозможных по-разному говорится о том, куда именно пришли братья. Так, в летописи по Лаврентьевскому списку говорится, что Рюрик сразу по приходу сел в Новгороде, причём Новгород уже был до него построен пришедшими к озеру Ильмень Словенами: «Словени же седоша окола езеря Илмеря прозвашася своимъ именемъ и сделаша град и нарекоша и Новгородъ». В летописи по Ипатьевскому списку говорится несколько иначе, а именно: Рюрик пришёл сначала к Словенам «… и срубил город Ладогу…». Далее в этой же летописи говорится, что только через два года после того, как два брата Рюрика вдруг резко и одновременно умирают, Рюрик «… прише к Ильмеру и сруби город над Волхово и прозваша и Новгоро и седе тут княж…».
Впрочем, это мы немного отвлеклись, поэтому давайте вернёмся к началу разговора, то есть посмотрим один из вариантов, который предлагают нам антинорманисты о месте исхода Рюрика с братьями. Надо сказать, что в отличии от норманистов, которые упрямо стоят на том, что варяги Русь пришли из восточной Скандинавии, у антинорманистов по поводу того, откуда пришли братья, вариантов, ну очень много, и как один из вариантов – остров Рюген. Этот вариант строится на следующем: Русы, это – Руги (они же Рузы, они же Рутены и т.д.), то есть, это ни много ни мало балтийские Славяне, жившие на острове Рюген. Каких-либо существенных доказательств по этому варианту со стороны антинорманистов так и не предоставлено. Все их доказательства сводятся к тому, что:
1) славянское название острова Рюген, это – Руян, начинается на частичку «ру-», то есть, как бы «Русь»,
2) на этом острове жили славяне,
3) просто надо тупо верить во всё то, что говорят антинорманисты.
Ну, что тут сказать? Есть немало слов в языке русском начинающихся на частичку «ру-», но не все они равнозначны. К примеру: рубаха, ручка, руль, рука, руда, рубанок и т.д. Не думаю, что кому-то придёт в голову отождествить «рубаху» с тем же «рулём» только потому, что эти слова начинаются на «ру-». А вот у антинорманистов такое может быть запросто и Руги у них легко становятся Русами. В этом случае хочется напомнить следующее – согласно Иордану пришедшие Готы потеснили Ругов (Ульмеругов) и прогнали их со своих мест, после чего потеснили и Вандалов. Можно сказать, что Ругов на южном побережье Балтийского моря не было уже со II века н.э. (после Р.Х.), а мы рассматриваем век IX. С другой стороны допускаю, что племя Ругов продолжало существовать в Прибалтике, и, может быть, это даже было славянское племя, но это были Руги…, но никак не Русы.
Кстати, о Русах. Все люди между собой общаются путём языковой речи. Сказанное одним улавливается на слух другим и только потом услышанное передаётся письмом. В своё время Г.З.Байер обратил внимание на такой документ, как – «Бертинские анналы». Собственно говоря, благодаря Байеру мы и знакомы сейчас с этим документом. В данном случае, для нас представляет интерес этот документ в том, что в нём говорится о неких послах народа Рос. Письмо было на латыни, и название народа там было написано так – «Rhos». Как обычно я зашёл в переводчик google и посмотрел, есть ли перевод слова «Rhos» с латыни на русский и как оно произносится. Перевода слова нет, но есть звуковое отображение и слышится только – [Р о с]. Ни чего более. Никаких Ругов. Только – [Р о с]. Тогда мне стало интересно, как на греческом будет слово «рус». Захожу опять в интернет в переводчик google уже с этим вопросом. Ответ был такой – Ρωσικός и слышится – [Р о с и к о с]. И опять же никакие ни Рузы, ни Рутены, ни Руги, только – Росикос, то есть опять всё то же – Рос.
Теперь, что касается непосредственно самого острова Рюген, то название острова читалось по-разному: немецкий – Rügen [Р у Г е Н], латинский – Rugia [р у д ж а], н.-лужицкий – Rujany [р у я н ы], Rjana [р ь я н а], в.-лужицкий – Rujany, польский – Rugia [р у г и я], полабский – Rana [р а н а]. То есть и Руген, и Руджа, и Руяны, и Рьяна, и Рана и ни в одном из названий даже и близко не проскальзывает что-то подобное на «Рус». Общим здесь является только частичка «ру-», на которую начинаются большинство из этих слов и, к которой, как известно, антинорманисты имеют огромное пристрастие на уровне маниакальной навязчивости.
Второй аргумент антинорманистов – на острове Рюген жили Славяне. В связи с этим антинорманисты делают вывод, ну просто потрясающий – раз современные Русские есть Славяне, то значит и общность Рус, которая пришла к Словенам и Кривичам, была тоже Славяне и пришла эта общность именно с острова Рюген. У меня лично нет слов. Логика «железобетонная»…. В соответствии с этой «логикой» можно предположить такую ситуацию: подходит ребёнок к старому человеку и спрашивает – «Вы девочка?». Дед, конечно же, отвечает – «Нет». Отсюда ребёнок в соответствии со своим возрастом и уровнем мышления делает логический вывод – «Раз вы не девочка, значит вы – мальчик». Вот именно такие рассуждения и на таком уровне и присутствуют в арсенале антинорманистов. То есть, что-то так, знаете ли, очень близко, но не то.
Но, самый безупречный и, пожалуй, самый основной, это третий аргумент – чтобы ни говорили антинорманисты, всё следует принимать на чистую веру. И это, как бы, незыблемо. А говорят антинорманисты порой вещи весьма презабавные. Так, к примеру, кому-то когда-то пришло в голову, что поскольку остров Рюген в одном из своих многочисленных названий имеет название «Руян», а у А.С.Пушкина в сказке «О царе Салтане» имеется остров Буян, созвучный с островом Руян, то остров Рюген, это и есть этот самый – Буян. То есть всё в соответствии с только что сказанным об уровне мышления антинорманистов. А ведь именно это и приводит в доказательство автор фильма «Рюрик, потерянная быль» в своём фильме и при этом произносит цитату из сказки: «С златоглавыми церквами, с теремами и садами…». Простите, какие златоглавые церкви? Рассматриваемое нами время, это середина IX века. Тогда все прибалтийские Славяне, да и восточные тоже были язычниками, чему свидетельство деревянная статуя Свентовита на острове Рюген. Более того, те, кто захватил остров, а это были Даны, не были православными, поэтому никаких златоглавых церквей на этом острове отродясь не бывало.
Кстати, если быть более внимательным при прочтении сказки, то не трудно заметить, что в сказке говорится о двух разных островах. Остров, на котором происходят основные события, на берег которого выплеснула волна бочку с царицей и царевичем, названия не имеет, но именно о нём и рассказывают корабельщики царю Салтану, что он «С златоглавыми церквами…». Другой же остров, мимо которого постоянно проходят купцы, и есть остров Буян. Тогда почему о Буяне-Руяне автор фильма говорит, что там были эти самые златоглавые церкви? Возможно, автор фильма по методу «Носовского-Фоменко» просто объединил два разных острова в одно целое. Такое у антинорманистов тоже бывает. Что же всё-таки касательно острова Рюген, то, может быть, Александр Сергеевич и слышал что-то об острове Руян, может быть, но уж никак не увязывал его с местом исхода Рюрика, как на том настаивает автор фильма. Поэт рифмовал Буян-Салтан и не более того. Бывает так, что поэты и писатели берут действительные названия и переиначивают их на свой манер, для своего произведения. Так, к примеру, у писателя А.Грина (А.С.Гриневский) в его произведениях («Бегущая по волнам», «Алые паруса» и др.) есть город Лисс. Понятно, что это вымышленное название города и по одной из версий, это уменьшительное от – Лиссабон. То же самое мы видим и у А.С.Пушкина.
В общем, есть ли доказательства, нет ли их, для антинорманистов это не столь уж и важно. Важно только то, что инакомыслие преступно, а потому: «сказано люминий, значит – люминий, а шибко грамотные пойдут грузить чугунец». И вот изо всех сил стараются антинорманисты притянуть осла за уши, лишь бы хоть как-то сошлось с нужным для них ответом. Увы. Это дорога в лучшем случае в тупик, а в худшем в никуда. И именно в этих направлениях и стараются антинорманисты затянуть всех, кто хоть как-то подался их фантазиям, возведённых ими в ранг «железобетонной логики».
Так является ли Рюген местом исхода варягов Русь? В те времена сильнейшими на Балтике были Южные Свеи, больше известные как – Даны. У Саксона Грамматика в его работе «Деяния Данов» говорится о том, что Даны воевали со всеми на Балтике и все платили им дань. Правда, был случай, после битвы при Бровалле, когда Даны потеряли былую мощь. Этим сразу же воспользовались Склавы, то есть – Славяне. Скорее всего, это были Ободриты, так как они были соседями Данов. Саксон Грамматик весьма подробно и не таясь, описывает, как Склавы-Славяне захватили весь полуостров Ютландия и остров Фюн. Но Даны быстро оправились, «разобрались» с Северными Свеями и уже совместными усилиями нанесли ряд тяжёлых поражений Склавам-Славянам заставив их опять платить дань. Так что, говорить всерьёз о том, что варяги Русь пришли с острова Рюген, просто безграмотно и невежественно.
801 days ago
SERGEI_VISHNJOV edited his profile info
801 days ago
01.01.2018
 
О ГОЛОМ КОРОЛЕ ИЛИ ОПЯТЬ ЭТИ АНТИ

Сергей Вишнёв


Вот, что мне нравится, так это то, как неоантинорманисты и им сочувствующие обращаются с историей. А обращаются они с этой самой историей так, как им взбредёт в голову и при этом изо всех сил стараются навязать широкой массе людей свою некую истину, единственную и непогрешимую.
О чём это я? Да вот прочитал я статью Лидии Павловны Грот «Шведские викинги» не могли создать Древнерусское государство», опубликованную 02.04.2012 на сайте «Переформат.ру» и сейчас хочу заострить внимание читателей вот на таком фрагменте из статьи:
«Объединение земель свеев и гётов («севера» и «юга» нынешней Швеции) и создание единой политии под властью Уппсальской династии свеев заняло несколько столетий в шведской истории. Утверждать, что те же «викинги» за несколько десятилетий объединили Новгород и Киев – это полнейший абсурд, который разлагает российскую историю уже около 300 лет. Вслед за героем известной сказки Андерсена хочется воскликнуть: «А король-то голый!»

Ну что ж, давайте посмотрим, насколько король голый и, самое главное, чей король. Начнём с небольшого разбирательства самого фрагмента. Здесь явно высказывается полное недоверие не столько к норманистам, сколько к Повести Временных Лет по поводу того, что буквально за несколько десятилетий смогло произойти объединение Новгорода и Киева викингами, которые в ПВЛ обозначены, как – варяги. При этом приводится сравнение со Скандинавией, где объединение Свеев и Гётов в единое государство происходило несколько столетий. На этом основании делается потрясающий вывод – быстрое объединение северных и южных славянских земель, да ещё под властью пришлых варягов быть не могло, и не было. Получается, что если бы Олег добирался от Новгорода до Киева в течении ста лет, это было бы как-то антинорманистами более-менее принято. Хорошо. Давайте обратимся к первоисточнику, то есть к ПВЛ и посмотрим, как там на самом деле развивались события. Чтобы не загромождать статью, я не буду щеголять датами и выдержками из ПВЛ, а просто в повествовательной форме передам содержание.
Всё началось с того, что по призыву прибыли в Приладожье Рюрик со своими двумя братьями, причём прибыли не одни, а прихватили с собой всю Русь. По прибытии на новое место два персонажа из числа прибывших Аскольд и Дир отпросились у Рюрика и пошли в Византию со своими людьми. Во время своего передвижения эти двое вышли к какому-то городку, который назывался Кыив, то есть – Киев. Аскольд и Дир подтянули к себе (откуда пока неизвестно) множество других варягов и стали владеть землёю Полян.
Далее события развивались следующим образом – после смерти Рюрика Олег берёт малолетнего сына Рюрика Игоря и идёт, куда бы вы думали? – опять же на юг. Причём идёт в поход не с малой дружиной, а берёт с собой Чудь, варягов, Словен, Мерю, Весь и Кривичей. Скажем так, народу прихватил с собой не мало. Пока шёл, взял Смоленск, потом Любеч и вот выходит к Киеву. Тут он предъявляет претензии Аскольду и Диру, что они не княжеского рода, убивает обоих, садится сам править, при этом заявляя, что Киев станет матерью городов русских. Первый же вопрос такой, – а что, после прихода Олега в Киев связь его с Новгородом разорвалась? Нет. Там остался посадник и правил, пока Олег воевал на юге. С 882 года по 913 год Олег, кроме того, что под его властью уже были Поляне, подчинил себе Древлян, Северян, Радимичей, а с Уличами и Тиверцами воевал, да ещё и на Царьград успел сходить. Как видим, связать в одно целое Новгород и Киев удалось за один поход, а уже через три года к 885 году под властью Олега были те славянские племена, о которых мы только что говорили. Ну, и простите меня, в чём же тут видят проблему, такие, как бы, всезнающие неоантнорманисты?
Всё великое начинается с малого и Русь начиналась именно с похода Олега сумевшего за короткий срок соединить север с югом по линии «Новгород – Киев».
Кстати, к вопросу об объединении. После смерти князя Владимира в 1015 году началась междоусобная война, которая привела к раздробленности Руси на отдельные княжества. Объединение русских земель началось в начале XIV века и то здесь можно говорить только об объединении северо-восточных земель. Закончился этот период в правление Ивана III и Василия III в 1514 году после взятия Смоленска. Полное же завершение многовекового процесса объединения Руси произошло
в 1914 году после Галицийской битвы, занятия Львова русской армией и присоединения Галиции.
Получается, что история России ни чем не отличается от истории Швеции в плане образования единого государства из отдельных земель. Так о каком же периоде говорят антинорманисты, о времени завоеваний Олега или времени действительного объединения Руси? Мы же только что видели, что отстоят эти два периода друг от друга на несколько столетий. Допускаю мысль, что неоантинорманисты по методу «Носовского-Фоменко» совместили эти два периода и теперь говорят об этом, как о чём-то одном целом. В таком случае, хочется искренне пожелать неоантинорманистам не зарываться в собственные фантазии и, как говорят военные, – «Учите матчасть». Что же касается «голого короля», то, как тут не вспомнить дедушку Крылова – «Чем кумушек считать-трудиться, не лучше ли, кума, на себя оборотиться?»
1196 days ago
19.12.2017
SERGEI_VISHNJOV is now friends with Edward
Edward
57 y/o Man
1209 days ago
SERGEI_VISHNJOV is now friends with Edward
Edward
57 y/o Man
1209 days ago
17.12.2017
 
НЕ ТАК СТРАШЕН ЧЁРТ…
ИЛИ О НОРМАНИСТАХ И АНТИ.

Сергей Вишнёв


Многие, наверное, смотрели фильм «Рюрик. Потерянная быль» и те, кто смотрел, в большинстве своём просто по незнанию темы восприняли этот фильм с великой благодарностью и признательностью к его автору. Критиковать и заниматься разборками этого фильма не буду, а в целом скажу так – винегрет получился отменный. Местами во время просмотра я просто вставал и аплодировал. Понятно, что все «герои» этого фильма являются ярыми антинорманистами. А поносят они кого? Правильно, своих самых заклятых врагов – норманистов. Кстати, о винегрете. Когда такая закуска на столе, это прекрасно, но когда винегрет в умах человеческих, это может привести к отравлению мозга. Сказано ведь в писании: «Если слепой поведёт слепого, то оба упадут в яму», так вот антинорманисты изумительно справляются с этой задачей.
Если взять за основу версию неоантинорманистов (так я их называю), то вся эта история началась с того, что лежали так это себе преспокойненько с незапамятных времён до определённого времени в архивах русских летописи и сказания всевозможные. И никакого-то дела до них не было самим же русским. Но вот приехали учёные немецкие Байер, Шлёцер и Миллер, вытащили из архива «Повесть временных лет» и начали учить русских русской же истории. Правда, учить-то стали на свой, на немецкий лад. Да так стали учить, что «исковеркали» историю нашу, что якобы мы, русские, произошли не от самих себя, а от … норманнов, то есть – от шведов. Невмоготу тут стало русским учёным слышать непотребство сие, и восстал Михайло Ломоносов и дал отпор немцам этим, выдвинув свою версию истории народа русского, что русские были всегда русские и произошли они от балтийских славян Венедов.
В общем, после просмотра фильма у широкого круга зрителей, вполне возможно, сложилось впечатление, что откуда ни возьмись, появились в России три немецких «засланца». И вот стали они проводить определённые диверсионные действия, как-то: вывозить целыми возами рукописи, вырывать страницы из летописей, делать свои вставки, а то и полностью уничтожать вредные на их взгляд документы. И делалось это с единственной целью запутать русских, дабы не знали те истории своей.
Разумеется, я не собираюсь никого охаивать, а просто предлагаю читателю посмотреть, откуда…, нет, не ноги растут, а с чего всё началось. Как это ни покажется странным, но начало норманизму и антинорманизму было положено не в XVIII веке, а на два столетия раньше, в веке XVI. Шла Ливонская война. У России было несколько врагов и один из них – Швеция. Война со Шведами велась не только мечом, но и пером. Эпистолярный жанр был единственный способ общения между людьми, которые находились вдали друг от друга. Между Иваном Грозным и шведским королем Юханом III велась оживлённая переписка, которая переросла в резкую полемику. Суть спора коснулась титулования, а в те времена это имело большое значение. Иван Грозный обозвал Юхана «мужичьим отродьем», не считая того равным себе. Дело в том, что отец Юхана III Густав I Ваза происходил хоть и из дворянского, но не королевского рода. Со стороны Ивана Грозного такое заявление звучало весьма оскорбительно. Юхан III страшно обиделся. Но быстро нашёлся и в ответ привёл свой аргумент по принципу «сам дурак», то есть предоставил на обозрение публики гипотезу, что варяги, которые были призваны Славянами и Уграми, были родом из Швеции. Стало быть Рюрик-то – швед. А стало быть, и сам Иван Грозный есть роду-племени шведского. Этот дипломатический ход как бы уравнивал политически Швецию с Россией. Можно сказать – начало норманизму было положено.
В 1615 году шведский дипломат Пётр Петрей де Ерлезунда в своей книге «История о великом княжестве Московском» как бы развил дальше гипотизу шведского короля. Петрея поддержал королевский историограф Юхан Видекинд и в 1671 году вышла его книга «История шведско-московитской войны XVII века». Есть мнение, что большое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа Далина. Свою лепту в общее норманистское дело внёс и математик Готфрид Вильгельм Лейбниц. Правда, Лейбница можно поставить где-то посерединке между норманистами и антинорманистами, поскольку он утверждал, что варяги пришли в Приладожье из Вагрии, но сами были датчанами. А Рюрика Лейбниц называл не иначе как «благородным датским сеньором».
Параллельно с, условно говоря, норманистким видением истории Руси, появилась и другая версия, которая в противоположность норманистской называется – антинорманистской. Появилась эта версия всё в том же XVI веке. Но, здесь следует отметить, что о славянах западные европейские историки писали намного раньше. В XI веке Адам Бременский в своём сочинении «Деяния архиепископов Гамбургской церкви» дал описание истории северных и северно-славянских народов. Сочинение Адама Бременского было продолжено в XII веке Гельмольдом из Босау в собственной работе «Славянская хроника». В конце этого же века после смерти Гельмольда его работу продолжил
Арнольд Любский. Но, вернёмся в век XVI. В 1543 году вышел труд на немецком языке авторитетного немецкого гуманиста С. Мюнстера «Космография». В своей «Космографии» Мюнстер упомянул и древнерусского князя Рюрика, указав на то, что Рюрик был из народа Вагров, или, иначе, варягов, главным городом которых был Любек («… aus den Völckern Wagrii oder Waregi genannt, deren Hauptstatt war Lübeck»). Его, то есть Мюнстера, почин поддержал австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, подолгу бывавший в России. Как результат в 1549 году выходит его труд под названием «Записки о Московии», где он говорит о том, что руссы пригласили к себе не германцев или скандинавов (варягов), а западных славян-пруссов.

Официальной же точкой отсчёта разделения научного и около научного мира на два лагеря считается XVIII век. С подачи антинорманистов может сложиться искажённое представление о том, что трое немецких учёных Готлиб Зигфрид Байер, Герард Фридрих Миллер и Август Людвиг Шлёцер дружно вершили в одно время одно общее дело. Отнюдь. К примеру Шлёцер родился за три года до смерти Байера и в глаза того не видел. Миллер с Байером были одного «призыва», но, когда Миллер вернулся из десятилетней экспедиции по Сибири, Байра в живых уже не было – он умер в 1738 году. Что касательно Ломоносова, то до 1741 года он проходил учение за границей в Германии и с Байром также знаком не был. С самого начала появления Ломоносова в Академии, он стал проявлять нетерпимость к засилию Академии иностранными учёными. Понятно, что любое не осмотрительное печатное или устное слово в адрес русских вызывало в Ломоносове ярость. Но, оставим пока немцев и Ломоносова в покое и посмотрим, как на самом деле развивались события и такие уж «засланцы» эти трое.
Может показаться забавным и смешным, но начало спору о русском вопросе было положено с благого дела Петра Великого, то есть с основания Академии наук. Забавно и смешно это может выглядеть потому, что большую роль в основании Петербурской Академии сыграли, кто бы вы думали? – всё те же Немцы. Покровительство над Петром Первым взял известный немецкий учёный Готфрид Вильгельм Лейбниц, который и направлял Петра в сторону создания Академии наук. Через год после смерти своего наставника в 1717 году Пётр I был принят в число членов Парижской Академии наук. А ещё через год в 1718 году один из иноземных сподвижников Петра I Генрих Фике подал Петру I доклад с запиской «О нетрудном воспитании и обучении российских младых детей, чтобы оных в малое время в совершенство поставить». Этот доклад удостоился такой резолюции Петра:
«Сделать академию, а ныне приискать из русских, кто учён и к тому склонность имеет, также начать переводить книги юриспруденции и прочия».
Итак, решение принято, соответствующее помещение под академию найдено, но, как следует из резолюции Петра, своих, то есть русских учёных поискать надобно. А их-то как раз и не было. И тут возникает до боли известный извечный русский вопрос – Что делать? Надо отдать должное Петру, решение было принято моментально, – если нет своих, заселить Академию чужими. Но перед академиками было поставлено условие, чтобы каждый академик должен приготовить одного или двух воспитанников, которые бы со временем могли заступить его место, причем Петр высказал пожелание: «чтобы такие были выбираемы из славянского народа, дабы могли удобнее русских учить».
Каким образом происходил подбор академиков? Понятно, что абы кого не приглашали – только известных и перспективных. В число первых академиков вошли: математики Якоб Герман, Николай и Даниил Бернулли, Христиан Гольдбах, физик Георг Бюльфингер, астроном и географ Жозеф Делиль. В дальнейшем приглашения продолжались. Таким образом, в феврале 1726 года, откликнувшись на предложение математика Христиана Гольдбаха, Готлиб Байер прибыл в Петербург, где занял кафедру древностей и восточных языков. И было Байру в это время 32 года. С этого времени его научная деятельность был неразрывно связана с русской Академией. За время пребывания в Академии Байром было написано несколько научных работ. Две из них «О варягах» и «О происхождении Руси» подверглись критике со стороны М.Ломоносова. К счастью для Байра он эту критику не услышал. Надо отметить, что за всё время нахождения в Академии, Байер отстаивал права академиков, что привело его к конфликту с секретарём Академии И.Д.Шумахером. Байер писал жалобы, но они оставались без ответа. В конце концов, окончательно разругавшись с Шумахером, Байер решает покинуть Россию, но в феврале 1738 года скончался. Парадоксальное явление – филолог и лингвист Байер за 12 лет пребывания в России так и не смог выучить русский язык. Дело в том, что не то, чтобы не смог, конечно бы смог, если бы захотел, а Байер не хотел. Не захотел по той простой причине, что ему милее всех языков была латынь. Он даже своим языком пользовался не так часто и то по необходимости и, как он сам о себе отзывался, порой даже думал на латыни. Что уж там до языка русского…?

Герард Миллер в возрасте 20 лет прибыл по приглашению в Петербург на четыре месяца раньше Байера в ноябре 1725 года. По совету Байера начал учить русский язык и овладел им в совершенстве.
Будущее для молодого учёного вырисовывалось, прямо скажем, прекрасное. Поддержка со стороны Шумахера и перспектива стать зятем Шумахера. Через пять лет он уже профессор Академии и его посылают в Европейские страны для работы, где он привлёк нескольких учёных в Академию. По возвращении в Петербург между Миллером и Шумахером «пробежала чёрная кошка» – возникла непримиримая вражда. Возможно, Шумахер позавидовал тому, как молодой учёный «пошёл в гору». В 1733 году Миллер отправился (или его отправил Шумахер с глаз долой) в экспедицию по Сибири, которая продлилась десять лет. Значение экспедиции Миллера для российской науки просто не оценимо.
В фильме «Рюрик. Потерянная быль» один из «героев» фильма говорит о том, что Миллер возами вывозил ценные бумаги, что даёт предположение о дальнейшем уничтожении рукописей. Весьма забавно. Если не сказать больше – полнейший бред. Да, вывозил. И правильно делал, что вывозил, иначе многие ценные бумаги так и остались бы неизвестны науке. Среди них уникальная Сибирская летопись С. У. Ремезова, документы о путешествиях С. И. Дежнева и другие. Миллер собрал также обширные данные по географии, археологии, этнографии и экономике Сибири. Особенно важна была вывезенная Миллером громадная коллекция архивных документов; сам он использовал только ничтожную часть их, но они служили и до сих пор продолжают служить доныне важным подспорьем для отдельных ученых и для целых учреждений. Вот вам и возы. За эту экспедицию сам Михайло Ломоносов с уважением относился к Миллеру. Уважал и … воевал с ним. Причиной войны послужила речь Миллера «Происхождение народа и имени российского», которую он намеревался произнести в 1749 году на торжественном заседании Академии наук. Поскольку ещё до заседания с этой речью были ознакомлены и другие члены Академии, то вместо торжества получился конфуз – некоторые академики (Ломоносов, Крашенинников, Попов) нашли ее «предосудительной России». Миллер обвинялся в том, что:
«во всей речи ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше, что к бесславию служить может».
Последние одиннадцать лет жизни, несмотря на паралич, Миллер продолжал работать. По смерти Миллера осталась коллекция автографов и рукописей (в 258 портфелях), важных для изучения истории, этнографии, статистики и промышленности России и, в частности, Сибири. До нашего времени более половины сибирского архива Г. Миллера ещё не опубликовано.

Август Шлёцер к своим 26 годам был весьма образованным человеком. В 1761 году Шлёцера заметил Миллер и пригласил его в Россию, предложив тому место домашнего учителя. Миллеру было уже 56 лет и ему нужен был помощник. По прибытии в Россию и немного осмотревшись, Шлёцер поставил себе три задачи: изучить русский язык, помогать Миллеру и заняться изучением русских исторических источников, для чего познакомился с церковнославянским языком. Скоро молодому энергичному Шлёцеру стало тесно быть в помощниках у Миллера. Начались несогласия по некоторым вопросам истории, и Шлёцер ушёл от Миллера. С помощью Тауберта Шлёцер был определён адъюнктом академии на неопределённое время. Ещё находясь в помощниках у Миллера, Шлёцер увлёкся русскими летописями, но многое ему было непонятно. В академии Шлёцер продолжил изучение русских источников при этом он заметил связь летописного рассказа с византийскими источниками и стал изучать Георгия Пахимера, Константина Багрянородного. Однако, как оказалось, одними византийскими источниками всего объяснить нельзя, и Шлёцер приходит к выводу, что для получения наиболее объективной картины необходимо, как следует изучить все имеющиеся источники путём их сравнения.
Через три года пребывания в академии Шлёцер понял, что перспективы развития здесь у него нет никакой, и он решает уехать на три года в Германию, как бы в отпуск. Но, перед этим Шлёцер предлагает два плана занятий. Первый план основывался на том, что русской истории пока нет, но она может быть создана им, Шлёцером и идёт описание по пунктам того, что следует сделать. Второй план
касался распространения образования среди русского общества. Поскольку Академия наук за последние 28 лет не издала ни одного хорошего учебника, то Шлёцер предложил издать ряд популярных сочинений на легком русском языке. Казалось бы, в проектах Шлёцера было рациональное зерно, но его проекты встретили противодействие со стороны академии, особенно Ломоносова и Миллера. Получив загранпаспорт, Шлёцер уезжает в Геттинген, где продолжал заниматься с русскими студентами, приезжавшими туда, но продолжать службу при тогдашних порядках в академии не согласился. Больше в Россию Шлёцер не приезжал, но пристально следил за ходом исторической науки в России. Уже в престарелом возрасте Шлёцер снова берётся за русскую историю и пишет своего «Нестора».

Здесь мною дано не полное описание положительной деятельности этой, так называемой «немецкой троицы», как о Байере, Миллере и Шлёцере презрительно отзываются антинорманисты. Более полное описание можно найти в интернете. Впрочем, в интернете можно найти и достаточно хулительного материала в адрес этих троих учёных. Честно признаюсь, до недавнего времени я также исключительно по незнанию и в соответствии с действующей пропагандой ещё со времён СССР думал, что эти трое есть ужасное зло. Но…, ознакомившись с биографией и почитав работу Шлёцера, понял, что не всему надо верить, когда говорят что-то плохо. Желательно самому разобраться в сути вопроса и тогда уже делать суждение. Конечно, определённые моменты их работ казались несколько диковатыми. Но… разве сейчас не происходит то же самое? Послушать Трехлебова или Левашова, Фоменко и Носовского и других деятелей и первый вопрос, который возникает, – они что, это всё серьёзно? Единственное, что отличает современных как бы историков от Байера, Миллера и Шлёцера, так это то, что эти трое стояли у истоков Русской истории, положив начало такой науки, как история в России. А что до современных деятелей, так кроме голой фантазии ничего по существу и нет.
Когда есть «белое», всегда возникнет «чёрное» и наоборот. Выказывая своё негативное отношение к антинорманистам, и особенно к неоантинорманистам, тем не менее, норманистов не защищаю. Ведь потому и беснуются их противники, что норманисты на сегодняшний момент не могут предоставить сколь-нибудь вразумительное по истории Руси. Переход же от «Rootsi» к «гребцам» так просто уникален. Было бы излишне самонадеянно сказать, что я, простой историк-любитель, нашёл, докопался до истины, но где-то это есть действительно так. И свои наработки и исследования за последние 15 лет, я изложил в своей книге, которая называется – «НЕИЗВЕСТНЫЕ РУСЫ».
1211 days ago · 2 comments2 comments
Invited Friends
Empty