Выделенные посты

ОХ, УЖ ЭТОТ РОСЛАГЕН…

Сергей Вишнёв

Посмотрев фильм «Рюрик. Потерянная быль», и, в частности, фрагмент из этого фильма о Рослагене, а также почитав статьи Лидии Павловны Грот на эту тему, я чуть сам не поверил в суть сказанного. Как-то так, знаете ли, убедительно и напористо говорилось о том, что та местность под названием Рослаген, с которой, по мнению норманистов и пришли варяги Русь, была в те времена под водой, а стало быть, придти из этих мест никто не мог – они же под водой были. В статье ещё говорится, что есть некая экспозиция, явно указывающая на изменение рельефа береговой линии восточного побережья Скандинавии. Правда, показать эту экспозицию ни в фильме, ни в статье авторы как-то не удосужились, но я нашёл. 

 Более того, пошёл дальше и нашёл картинку, как выглядел бассейн Балтийского моря во времена, ну очень далёкие. Глядя на эту экспозицию и картинку изменения береговой линии бассейна Балтийского моря, начинаешь действительно всё больше сомневаться в правильности норманской теории и всё больше попадаешь под влияние неоантинорманистов. 

 Но это ещё не всё. Параллельно с подводным Рослагеном неоантинорманисты выдвинули ещё один довод – варяги Русь не могли придти из Швеции, потому что «…Швеции тогда не было, было племя Свеев». Ну, что ж, попробуем разобраться. В первую очередь рассмотрим Швецию и Свеев. Справедливости ради надо отметить, что действительно Шведов и Швеции тогда не было. Тогда откуда же это взялось? Всему виной не правильный перевод Повести Временных Лет (ПВЛ). Современный народ Шведы, это обобщённый образ двух больших этнических групп Свеев и Гётов (Гаутов). Вот именно о Свеях и идёт речь в ПВЛ, которых Д.С.Лихачёв в своём переводе представил, как – Шведы, что абсолютно не верно. Территория, занимаемая Свеями, называлась Свеаланд, а территория, занимаемая Гётами, называлась – Гётланд. Кстати, это название сохранено на современных картах Швеции, причём есть Вестергётланд и Эстергётланд. Современное название страны Швеции на разных языках пишется и читается по-разному. Так, к примеру, на английском языке пишется Sweden, а произносится, как [Свиден]. Немецкий язык – Schweden [Швиидн], датский язык – Sverige [Швеайе]. И, наконец, шведский язык – Sverige [Свейе], что означает «Государство Свеев» (со швед. – svea+rige). Как видим, буква «S» в начале слова в сочетании с другими буквами и отдельно может читаться, как «С» и как «Ш», поэтому «Свиден», Швиидн» или «Швеция» не столь уж и важно. Важно лишь только одно, что будь перевод ПВЛ проведён правильно, то таких казусов не произошло бы. А в целом, как бы не называлось то место, откуда могли придти варяги Русь, оно как было, так и до сих пор есть, то есть – п-ов Скандинавия и его восточное побережье.  

Теперь перейдём ко второму, более существенному доводу – подводный Рослаген. Кстати, я только что сказал, что «…оно как было, так и до сих пор есть», посмотрим, не погорячился ли? Так вот, суть дела такова, что в IX веке часть суши восточного побережья Скандинавии действительно находилась под водой. Какая часть? Это как раз то, что на карте окрашено в жёлтый цвет.

     Теперь посмотрим на общую картину происходящего. На протяжении всего существования происходило поднятие, как всего Скандинавского полуострова, так и отдельных его частей. То, что из моря появляются отдельные части суши, было замечено давно, но вплоть до XVIII века считалось, что это море отступает. Первыми на это явление обратили внимание те люди, которые жили рядом с морем. Имеется документальное свидетельство того, что в 1491 году жители одного из городов пожаловались градоначальнику на отступающий берег и обмеление водных путей. Жители города потребовали построить город поближе к морю, что и было сделано. В 1765 году уже был сделан окончательный вывод, что не море отступает, а суша приподнимается. Но, как оказывается, эти изменения характерны не только для Скандинавии. В интернете я нашёл информацию о том, что: 

«Ряд прибрежных портов Финляндии, таких как ТорниоПори(ранее Улвила, сейчас пригород Пори) был перемещен по нескольку раз. Географические названия тоже свидетельствуют об отступлении моря: названия пунктов, далёких от берега и часто вовсе не имеющих выхода к воде, содержат слова остров (saari), мыс (niemi), шхера (luoto), коса (kari), пролив (salmi), залив (lahti), протока (oja). Например, Оулунсало раньше был островом в устье реки Оулуйоки, часть города Koivukari была «березовой шхерой», Santaniemi — «песчаным мысом», протока Salmioja — «проливом» Salonsalmi». 

У читателя может возникнуть вопрос, – а как быстро или с какой скоростью происходил подъём суши из морских глубин? Сравнивая время появления Сигтуны и Стокгольма, соотнеся их появление с настоящим временем и произведя несложные арифметические расчёты я получил, что скорость вырастания составляет где-то порядка 1м за 100 лет. То есть, представить себе не сложно, что за один год суша поднималась над водой всего на 1см. Можно сказать не заметно, но на одну человеческую жизнь хватило бы, чтобы заметить вырастание суши за 50 лет на полметра.

 В общем, факт того, что Рослаген был в IX веке скрыт под водой, оспариванию не подлежит, но у антинорманистов есть ещё одно как бы доказательство того, что варяги-Русь из Рослагена придти не могли. Л.П.Грот выяснила, что первое упоминание о Рослагене относится только к веку XIII, в то время, как мы рассматриваем век IX. Ну, и как вам? Нормально, да? То есть, представьте себе Бородино. Кто бы из нас что-нибудь знал об этой деревушке, если бы в этом месте не произошло знаменитое сражение? А ведь это было в 1812 году. Можно ли утверждать, что до 1812 года такой деревушки вообще не было, и появилась она только в этом памятном году накануне сражения? Я думаю, такое утверждение прозвучало бы глупо. Что же касается Рослагена, то тут неоантинорманистам можно и поумничать. Ну, да ладно. Пойдёмте дальше. 

Так вот, всё-таки о подводности Рослагена. Посмотрите на рисунок. Под водой был ведь не весь полуостров Скандинавия, и даже не половина его, а только та малая часть, что окрашена в жёлтый цвет. Вопрос,  – а что, жизнь на других участках полуострова не существовала? Существовала. И вот с этих прибрежных участков люди и уходили в морские походы. На примере Финляндии мы только что видели, что города переносились, а что уж там выйти в море…? Да, легко.

Однако, если вы думаете, что вопрос с подводным Рослагеном полностью исчерпан, то зря. Неоантинорманисты здесь выложились по полной программе. В том же фильме «Рюрик. Потерянная быль», та же Л.П.Грот как бы в доказательство того, что варяги-Русь не могли придти из Рослагена показывает на камни и даже похлопывает ладошкой, и говорит: «…Вот пусть эти самые энтузиасты викингов скажут, как вот на этом фундаменте построить город?» Ну, собственно говоря, в вопросе был и ответ – раз фундамент есть, значит построить можно. И дачи, и дома, и города. К сожалению, уважаемая Лидия Павловна возможно и хорошо разбирается в истории, но мало имеет представления о домо- и градостроительстве. Ну, что ж, немного поговорим и об этом. Для того чтобы поставить даже сортир на дачном участке, желательно, чтобы это строение стояло на фундаменте. Однако наш разговор пойдёт о более серьёзных строениях, таких, как хотя бы одноэтажный дом. Если поставить дом просто на землю, то со временем из-за колебания почвы, дом будет перекашиваться. Деревянный дом ещё как-то выдержит перекос, а вот у каменного дома по стенам пойдут трещины. Чтобы этого не произошло, дома ставят на фундамент, для чего в земле выкапывают ямы или траншеи, или котлованы соответствующей ширины и длины. Затем в эти ямы или траншеи укладывают каменный фундамент. Выведя фундамент на нужную высоту, поверх него начинают вести кладку стен здания. Всё. Ну, а как же тогда построить дом на естественных каменных глыбах? Было бы очень смешно, если бы кто-то начал взрывать эти глыбы с тем, чтобы получить яму (или траншею) для фундамента и затем укладывать в эту каменную яму каменный же фундамент. Понятно, что никто так не делает, а природный камень используют уже как естественный фундамент. Вот на этом естественном фундаменте сразу же можно ставить дом, используя соответствующий связующий раствор – цементный или известковый. 

Самое забавное, что в статье самой Лидии Павловны даны фото, на которых изображены домики прямо на гранитных валунах. И ведь стоят. Мне, правда, неоантинорманисты могут с ехидцей возразить, что это деревянные дома. Тогда вопрос, а что, в эпоху викингов и до того времени все поголовно жили в домах каменных? Да нет, конечно. Жили в деревянных домах. Впрочем, уж коли разговор зашёл о каменных домах, то любопытства ради взглянем на то, что, по мнению Лидии Павловны, существовать просто-таки не должно, а именно: на маяк Bengtskar (Бенгтшер) в Финляндии. 

«Маяк BENGTSKAR (Бенгтшер) – самая южная жилая точка и достопримечательность Финляндии. Маяк расположен на маленьком голом скалистом острове без единого деревца. Это самый высокий маяк Скандинавии…. Маяк был построен в 1906 году.»

  «Жилая точка…, на маленьком голом скалистом острове…» Дааа. Кстати, это ничего, что высота маяка 52 метра? Кстати, подобный маяк не один. Есть ещё на острове Большой Тютерс с высотой бышни 21 м и тоже, представляете себе, стоит на гранитной скале. И в первом и во втором случае, просто, как насмешка над неоантинорманистами. То есть, построить маяк на гранитных берегах, это нормально, а вот дом поставить или город построить, это уже ни в какие ворота …? Кстати, о городе. Думаю, госпоже Л.П.Грот было бы не грех поинтересоваться, на каком фундаменте стоит горячо ею любимый город Стокгольм.

       В общем, как итог всему вышесказанному о Рослагене можно сказать так:  «подводный Рослаген» далеко не довод, а, если и довод, то только для самих неоантинорманистов. 

       А теперь, давайте чисто гипотетически, чтобы сильно не раздражать неоантинорманистов, посмотрим, а возможно ли было кому-то из восточной Скандинавии придти в Приладожье? Чтобы ответить на наш вопрос, достаточно иметь представление о том, что до того, как на Балтике появился парус, передвижение по морю совершалось на вёслах. Это значит, что викинги-варяги предпочитали совершать переходы вдоль берегов, а не пересекать по возможности моря напрямую. Что касается Балтики, то район этот весьма не из лёгких –  погода может измениться в любой момент, поэтому безопаснее идти вдоль берегов, чтобы в случае изменения погоды можно было пристать к берегу. Какой маршрут в таком случае от Свеаланда до устья Финского залива будет наиболее безопасен? Давайте посмотрим на карту.

На карте отчётливо видно, какой наиболее вероятный и более-менее безопасный путь могли проделать варяги-викинги. Если предположить, что варяги-Русь пришли из Свеаланда, то отойдя от Свеаланда, они шли вдоль Аландских островов и доходили до устья Финского залива. Отсюда уже можно и к Финнам на север податься, и к Эстам на юг повернуть или идти дальше на восток к устью реки Невы, пройдя по которой выйти в Ладожское озеро и далее подойти к устью реки Волхов. Всё чудненько. То есть, практически пройти этот путь было можно. Не думаю, что тут могут возникнуть какие-либо возражения. 

Ну, и каков итог? А итог таков – «подводность» Рослагена, как довод против норманизма сильно преувеличен, а возможность морского перехода от восточного побережья Скандинавии в Приладожье была вполне реальна.

 

SERGEI_VISHNJOV · 404 дней назад
Последние сообщения

Сергей Вишнёв

 

 

       Спор между двумя группировками норманистов и антинорманистов идёт с давних пор. Первые зачатки этого спора возникли не в XVIII веке, как это принято считать, а на два столетия раньше, когда Иван IV Грозный обозвал шведского короля Юхана III «мужичьем отродьем». В ответ Юхан III, покопавшись в своих источниках, нашёл сказать Ивану Грозному, что варяги-то были родом из Швеции, а, стало быть, и Рюрик и все его потомки Рюриковичи, включая и самого Ивана Грозного – Шведы. Далее нашлись-таки мужи учёные, причём, всё по большей части заграничные, из которых одни стали развивать высказывание Юхана III дальше, другие напротив, нашли аргументы прямо противоположные, говоря о том, что варяги есть из рода-племени славянского.

       На какое-то время всё утихло и вот в XVIII веке всё началось сначала, причём настолько яростно, что аж до кулаков дело доходило. Так вот именно этот век и принято считать началом великого спора. С лёгкой руки, а лучше сказать, языка антинорманистов у широкой русскоязычной публики сложилось весьма устойчивое мнение, что норманисты, это закоренелые враги всего русского. Прошу меня извинить, но в таком случае можно сказать, что антинорманисты, это отъявленные друзья всего русского. Впрочем, не будем отвлекаться на определения обеих сторон, а заглянем в суть вопроса.

        Как было уже сказано чуть выше, отправной точкой отсчёта возникновения этих двух направлений в рассмотрении истоков русского вопроса принято считать ХVIII век. Пока Михайло Ломоносов пребывал за границей в землях немецких в связи с его учёбой, в это время Байер уже написал свою работу «Варяги», в которой он определил варягов-Русь, как выходцев из Скандинавии. После смерти Байера его почин поддержал Миллер. Миллер прекрасно владел русским языком и свободно мог читать древние русские летописи. После возвращения из десятилетней экспедиции по Сибири, Миллер составил речь, которую он намеревался огласить на торжественном заседании Академии Наук. К этому времени в Академии Наук уже присутствовал Михайло Ломоносов. Все члены Академии смогли ознакомиться с речью заранее и Ломоносов тоже.  Усмотрев в речи Миллера места, по мнению Ломоносова, явно унижающие славян в целом и русских, в частности, Ломоносов, поднял скандал. Почти все члены Академии приняли участие в разгоревшемся споре между Ломоносовым и Миллером. Закончилось всё тем, что речь Миллера, которая уже была готова выйти в печати, всю изъяли. Ломоносов на этом не успокоился и сам решил заняться написанием истории народа русского. И написал-таки. Вот именно со спора в Академии и появились два непримиримых лагеря – норманисты и антинорманисты.

        Временами спор то затихал, то возникал вновь. В советские время к вопросу истории древней Руси был своеобразно сдержанный подход с уклоном в сторону антинорманизма. Понятно, что норманисты находились в некой опале. Очередная вспышка антинорманизма произошла в начале этого века с выступлений известного российского сатирика, автора фильма «Рюрик. Потерянная быль». Особенный всплеск пришёлся на 2011-2012 годы, когда появилось множество «разгромных» статей «изобличающих» норманскую теорию.

       Так в чём же проблема? Поскольку обвинительной стороной в этом споре являются антинорманисты, поэтому давайте посмотрим, что так не нравится антинорманистам. Итак, претензии антинорманистов к норманистам заключаются в следующих положениях (эти пункты взяты мной из википедии):

 1 – пришедшие варяги-Русь были скандинавами,

 2 – Рюрик, как предводитель пришлых варягов-скандинавов, был скандинавом,

 3 – слово «Русь» имеет скандинавское происхождение,

 4 – как следствие первая киевская династия Рюриковичей была скандинавской,

 5 – скандинавы, как создатели первого восточнославянского государства,

 6 – влияние норманнов на восточнославянскую культуру,

 7 – расовое превосходство норманнов как причина их успехов,

 8 – политическое влияние на современную ситуацию: скандинавам суждено повелевать, славянам – подчиняться.

       Из восьми пунктов только первые три представляют собой основу норманизма. Четвёртый пункт занимает среднее положение, а лучше сказать, дополнение к первым трём. Всё, что следует за четвёртым пунктом можно отнести к разряду – ЧЕПУХА. Увы, но в последнее время, особенно от тех, кто имеет весьма слабое представление об истории древней Руси, часто можно слышать, что именно вот эти вот чепуховые пункты и имеют важное значение. Ну что ж, тогда с них мы и начнём:

 

Пункт 5. О государственности.

       В интернете я нашёл статью А.М.Сахарова, в которой автор говорит, что:

«… Н.М.Карамзин видел даже особые достоинства вост.славян в том, что они якобы сами добровольно избрали монархический образ правления…». Если Карамзин действительно высказался таким образом, то насколько наш отечественный историк был прав? Здесь опять придётся вернуться к вопросу о том, принесли ли варяги институт государственности Словенам? Другой вопрос  –  насколько добровольно избрали вост.славяне монархический образ правления и избирали ли? Краткий, но полный «разбор полётов» по вопросу о государственности был проведён мной в статье «О государственности, как спор между норманистами и анти» (см. ЖЖ). Для тех, кто не читал, повторюсь – никто никакой государственности вост.славянам не приносил, поскольку простая модель государства была, как у вост.славян, так и у их соседей угров. По второму вопросу можно сказать следующее – призыв князя для управления далеко не означает, что Словене, Кривичи и угры решили взвалить на себя монарха. Вожди племён или иначе князья были у этих племён и до призыва, но высшим органом правления был совет старейшин родов, или иначе – вече. Князя можно было избрать своего, призвать со стороны или вовсе прогнать. То есть князь был фигурой временной, а вот вече – было постоянным. После прихода к Словенам, Рюрик решил взять всю власть в свои руки, чему воспротивилась правящая верхушка Словен. Поднялось восстание. Рюрик при помощи пришедших с ним варягов подавил восстание. В этой борьбе погибли оба его брата Синеус и Трувор. Предводитель восстания Вадим Храбрый и его сподвижники были казнены. Рюрик стал действительно единоличным правителем. В результате этого изменилась форма правления государства от коллегиальной власти к единовластию, но не изменилась модель государства. Поэтому говорить о привнесении государственности и добровольном избрании северными славянами, а вслед за ними и всеми восточными славянами монархического образа правления, совершенно глупо и не правильно. Однако, это не является отрицанием «норманнской теории». Это всего лишь факт того, что простая модель государственности у Словен была. И не более того. Как мною было уже сказано, антинорманисты от корифеев науки до абсолютных дилетантов часто именно этот пункт ставят во главу угла, истерично доказывая, что раз норманны не принесли государственности, то и теория норманистов не верна. У нормальных людей это называется – «поднимать муть со дна», в чём антинорманисты весьма и весьма преуспевают.

 

Пункт 6. О привнесённой культуре диким славянам.

      Здесь разговор идёт о том, что восточные славяне вели дикий образ жизни и пришлые варяги принесли некую культуру местным племенам. Посмотрим, что позволило основоположникам норманизма сделать такой вывод. В Повести временных лет действительно  говорится о четырёх племенах, которые вели, по мнению монаха Нестора, «звериный образ жизни», это – Древляне, Радимичи, Вятичи и Северяне. Но, вот, что интересно, вместе с этими якобы дикими племенами,

Нестор показывает Полян в довольно приличном виде. О таком большом племени, как Кривичи не говорится ничего, впрочем, точно также и о Словенах нет ни слова. И как это понять? А вот  как – Нестор был христьянином, жил в Киеве, а Киев стоит на земле Полян. Не мог Нестор плохо сказать о Полянах, поэтому и показывает их тихими и кроткими. О Словенах и Кривичах тоже ничего плохого не скажешь – ведь именно они стояли у истоков образования Руси. А вот о каких-то там, как некоторые считают, пришлых от Ляхов Радимичах и Вятичах можно говорить не стесняясь, хотя по-настоящему не известно, какие обычаи были у тех же Словен, Кривичей и Полян.

      Теперь давайте посмотрим на «дикость» славян с другой стороны – кто писал Летопись, и когда это было? Летопись была написана на рубеже XI-XII в.в., когда христианская религия уже присутствовала на землях восточных славян. Так вот, с точки зрения монаха Нестора с высоты монастырской колокольни, обычаи отдельных племён действительно могли казаться дикими, звериными. То, что со стороны кажется диким, внутри общности, это вполне нормальное явление. Что же вменялось в вину и казалось диким монаху Нестору? Любодеяние, бесовские праздники и прочее. Тогда вопрос – а что в такой цивилизованной Греции и, тем более, Риме такого не происходило? Сплошь и рядом, причём не только на низшем, но и на самом высоком уровне. В той же Скандинавии любодеяние и прелюбодеяние было вполне нормальным явлением, что приводило в шок от увиденного арабских и иных путешественников. Я уже не говорю о том, как происходила процедура умывания скандинавов. Можно привести большой перечень сравнений и нигде не будет видно какого-то превосходства скандинавов над теми же Словенами, к которым первыми пришли варяги Русь. Восточные славяне ничем не отличались своей якобы «дикостью» от скандинавов, а скандинавы не отличались какой-то своей якобы культурой от восточных славян. Скорее восточные славяне научили пришлых варягов-скандинавов культуре, чем наоборот. Единственное, пожалуй, превосходство скандинавов над северо-восточными славянами было, это умение строить корабли и боевое искусство. Так что вопрос о культуре не тот вопрос, на котором стоило бы заострять внимание и, который к тому же ничего не доказывает. 

 

Пункт 7. О расовом превосходстве.

     Честно признаюсь, даже и не знаю, что тут сказать. О каком-таком расовом превосходстве скандинавов, как причине их успеха над другими народами можно говорить…? Ведь всем известно, что успеха скандинавы добивались в первую очередь внезапной атакой с моря, во вторую очередь искусным владением оружием и слаженными действиями во время боя. Если же говорить о скандинавах и восточных славянах, то и те и другие были европеоиды, Гитлера тогда ещё не было и расовой теории ещё не существовало. Поэтому, если кто-то из норманистов действительно может сказать, что-то о расовом превосходстве, то можно с уверенностью сказать, что у этого товарища не всё нормально с головой. Так что этот пункт – пустое.

      

8. О политическом влиянии: сандинавам суждено было повелевать, славянам – подчиняться.

      Вот сижу, читаю название пункта и никак не могу понять – ну, кто эту хрень придумал? Скорее всего, такое обвинение в адрес норманистов состряпано их лучшими «друзьями» антинорманистами. Вообще синдром «Донкихоства», который проявляется по части борьбы с ветряными мельницами, у антинорманистов проскакивает довольно часто. Так что, по данному  наиглупейшему пункту ничего говорить не буду.

 

      Ну что, с глупостями мы разобрались, остались к рассмотрению более серьёзные моменты:

1) приход скандинавов на древнюю восточно-славянскую территорию, 2) происхождение Рюрика,

3) скандинавское происхождение слова «Русь». Эти моменты между собой достаточно связаны и действительно требуют серьёзного и разумного подхода к их рассмотрению без истерик и кулачных боёв. В данной статье мы этого сделать не сможем. Пока достаточно того, что разгребли мусор вокруг так называемой «норманнской теории».

SERGEI_VISHNJOV · 43 дней назад

Сергей Вишнёв

 

Часто приходится читать и слышать, что одним из фактов несостоятельности норманской теории антинорманисты считают то, что первые якобы настаивают на привнесении института государственности скандинавскими варягами Русь славянам. Если кто-то из современных норманистов действительно так считает, то зря. Впрочем, что-то подсказывает мне, что неоантинорманисты искусственно создали конфликтную ситуацию, чтобы таким образом как-то возвысить себя. Опустим в данном разговоре вопрос об этнической принадлежности варягов Русь и попробуем разобраться с другим вопросом – «Что такое государство?».

 

Если брать за основу именно русское слово «государство», то мы видим, что корнем этого слова есть  «Государь», то есть – правитель. Если есть правитель, то этот правитель должен кем-то управлять, то есть –  некой общностью. Но эта некая общность должна где-то жить, то есть –  на какой-то земле. Но, эта некая общность не одна, рядом тоже есть или подобные ей или отличающиеся от неё. Следовательно, земли этих общностей должны как-то отделяться друг от друга, то есть – границами. В итоге мы имеем первое представление о том, что есть такое простая модель государства.

 

Государство, это некая общность (народ, племя) которая располагается на определённом участке земли в рамках её границ и управляется своим правителем (царь, король, князь, вождь племени и т.д.).

 

Мы знаем, что к востоку от Днепра жили племена восточных славян. Каждое племя жило в пределах границ своих земель и имело вождя. Можно ли сказать, что все эти племена имели государственность? Вполне. Почему нет? Все племена и славян и их соседей угров, все имели простую форму государственности. Тогда опять вопрос, –  что же такого особенного могли принести варяги Русь, чтобы на полном основании можно было сказать, что они принесли государственность?

Фактически – ничего.

 

Давайте посмотрим на современное общество. Разве простая модель государственности не является основой любой страны? Именно она и является. В каждой стране живёт титульная нация, народ. Этот народ живёт на своей земле в рамках её границ. В каждой стране есть правитель – король, князь, шах, президент. В некоторых странах, правители имеют чисто формальное значение, так как страной фактически управляет парламент. Теперь представьте себе, что современная страна откажется от своего короля, князя или президента, и станет управляться полностью высшим советом, то есть – парламентом. Будет ли она после этого считаться государством или это будет нечто иное? Да, конечно же, страна  так и останется – государством. Просто измениться форма управления страной вот и всё, а страна как была государством, так государством и останется. Если так, то почему не может считаться, что в средние века, племя, которое управлялось советом старейшин, не имело государственности?

 

Что же в таком случае всё-таки принесли с собой варяги Русь? Начнём с того, что посмотрим, а, как и кем управлялось племя Словен? Оказывается, у Словен был правитель – князь. Но был ещё и совет старейшин – вече. Князь был фигурой избираемой на определённый срок. Вече – было основной и постоянной формой правления. Вече решало о призвании князя или отказе от него. Рюрик, после своего прихода решил стать единым правителем, как это было принято в Скандинавии, где мелкие и крупные земли управлялись конунгами и ярлами. Вполне понятно, что часть новгородцев, это никак не могло устроить. Поднялся мятеж во главе с Вадимом Храбрым. Рюрик при помощи своей дружины, пришедшей вместе с ним, подавил восстание, казнил Вадима и его приближённых. В этой борьбе погибли оба его брата Синеус и Трувор. Рюрик стал единым правителем, как о том и повествует ПВЛ.

 

Как итог вышесказанному будет то, что никакие варяги никакой государственности Словенам не принесли. С началом единовластия Рюрика изменилась только форма правления, но не изменилась суть государственности. Так, что, перефразируя слова известного персонажа Ильфа и Петрова Кисы Воробьянинова – «Спор здесь не уместен!».

SERGEI_VISHNJOV · 414 дней назад
Действия
Обзор
SERGEI_VISHNJOV
67 Мужчина
SERGEI_VISHNJOV's Блог
Категории
История (3 сообщения)
Ключевые слова
Пусто