Статья

1-го сентября 2011 года Центр по контролю и профилактике болезней (CenterofDiseaseControlandPrevention) официально объявил, что в стране свирепствует эпидемия аптечной наркомании.

Прежде чем рассмотреть, что происходит сейчас, немного истории. В XVIII веке опиум широко использовался в американской медицине. К концу столетия стало ясно, что он вызывает зависимость.

В 1805 году из опиума научились получать морфий и, как ни странно, с его помощью стали лечить зависимых от опиума людей. Вскоре однако выяснилось, что морфий вызывает чувство эйфории в десять раз сильнее опиума.

Морфий широко применялся для обезболивания в годы Гражданской войны (1861–1865), в результате чего после войны в Америке появилась целая армия наркозависимых. В 1874 году синтезировали героин, а в 1898 году он появился на рынке.

Его тогда рекламировали как чудо-средство от всех болезней. Им «лечили» и головные боли, и простуду, и даже зависимость от морфия. Результат был печальным, и в 1924 году продажа и изготовление героина в США были полностью запрещены.

Помня, к чему привело широкое использование опиоидов в прошлом, американские врачи стали использовать наркотические препараты с большей осторожностью.

Их стали давать только больным раком в последней стадии, при сильных травмах, обширных ожогах, а также на короткое время после операций. Такой подход просуществовал до начала 90-х годов прошлого века.

А в нулевых годах врачи опять раздавали опиоиды своим пациентам, как конфетки, в огромных количествах.

Только в 2011 году было выписано 219 миллионов рецептов на наркотические обезболивающие при населении страны 310 миллионов. Если в 1999 году было зарегистрировано 4000 смертей в результате передозировки обезболивающими препаратами, то в 2013 году — 16235.

Что заставило врачей изменить свой подход к этим препаратам и тем самым вернуться в XIX век? В начале 90-х появился препарат, который называется оксиконтин или оксикодон.

«Оксиконтин» — это название препарата, активным элементом которого является оксикодон. Оксикодон — это героин, но только синтетический и официально одобренный к применению.

И так как оксиконтин растворяется в желудке очень медленно, это значит, что в одной дозе этого препарата может содержаться большая доза оксикодона.

Фармакологическим компаниям пришлось приложить немало усилий, чтобы изменить мышление врачей и общества, и таким образом продвинуть свою продукцию на рынке.

Через рекламу начали убеждать народ, что, дескать, чуть ли не каждый третий американец якобы страдает невыносимыми хроническими болями, но у этой проблемы якобы есть очень эффективное и простое решение — таблетка.

«Хроническая боль? Перестань страдать и начни жить», — гласила типичная реклама того времени.

В учебниках по медицине и научных медицинских журналах начали раскручивать идею, что абсолютно все виды болей нужно лечить наркотическими препаратами, и врачам не следует бояться постоянно увеличивать дозу.

В журналистских расследованиях утверждается, что такое изменение в учебной программе было профинансировано фармакологическими компаниями.

Для наглядности на семинарах для врачей разыгрывались сценические представления следующего содержания: пациент признаётся врачу, что принимает больше обезболивающих, чем ему выписали; далее следовало объяснение, что врачу в этой ситуации просто нужно увеличить дозу препарата.

Если наркоман, который сидит на нелегальных наркотиках, не примет дозу, у него начинаются ломки. Точно такими же ломками страдают и те, кто принимает обезболивающие по рецепту врача.

В новых учебных пособиях для врачей стали утверждать, что ломки у наркоманов — это признак зависимости, а ломки у пациентов, принимающих обезболивающее, — это якобы не признак зависимости, а признак «псевдозависимости» — вот такой термин был изобретён для продвижения идеи самого широкого использования опиоидов в медицине. «Псевдозависимость» — это якобы не страшно.

В 1998 году государственный орган, который выдаёт лицензии врачам и ведёт надзор за их деятельностью, официально заявил, что врачам разрешается выписывать большие дозы наркотических препаратов для лечения болей.

В результате пациентам с обычной болью в спине, которая время от времени бывает у каждого, стали выписывать такие дозы опиоидов, какие раньше давали лишь онкобольным в последней стадии, с одной стороны.

С другой — стали усиленно формировать мнение, что если врач отказывает пациенту в наркотических препаратах для лечения боли, то этот врач не просто не компетентный, но и к тому же аморальный и жестокий и заслуживает справедливого наказания.

И наказание на заставило себя долго ждать. В 1991 году в Северной Каролине состоялся судебный процесс, который присудил выплатить семье пациента компенсацию в размере 7,5 миллиона долларов за то, что пациенту не дали достаточно обезболивающего.

В 1998 году состоялся аналогичный процесс в Калифорнии. Больнице присудили выплатить пациенту компенсацию в размере 1,5 миллиона долларов за то, что врач не дал ему достаточного анальгетиков.

В то же время в нулевых годах было более четырёхсот индивидуальных исков против фармакологических компаний, в которых утверждалось, что обезболивающие препараты нанесли вред здоровью. Но ни один из этих индивидуальных исков не был выигран.

Врачи стали бояться отказать пациенту в наркотиках.

Врач Анна Лембке в своей книге «Врач-наркодилер» цитирует слова своей пациентки, которая ей прямо сказала: «Я знаю, что я наркоманка. Но если вы не дадите мне тех обезболивающих, которые я хочу, я подам на вас в суд за то, что вы заставили меня страдать».

Появилось понятие, которое по-английски называется doctorshopping. Его суть заключается в том, что «страдающие» хронической болью люди ходят от врача к врачу и от каждого получают рецепт на наркотики. Некоторые умудрялись получать рецепты на 1200 наркотических таблеток в месяц от шестнадцати разных врачей.

Часть этих таблеток «страдающие» болью принимали сами, часть продавали. Одна такая таблетка на улице стоит тридцать долларов; в некоторых городах в нулевых годах цена за таблетку опустилась до десяти долларов из-за увеличения предложения.

Как грибы стали появляться клиники, которые специализировались исключительно на «лечении» хронической боли. Такие клиники получили в народе название pillmill (таблеточная мельница).

Особенно много таких клиник было во Флориде, так как там отсутствовал даже самый элементарный контроль за распространением наркотических обезболивающих.

В этих клиниках во Флориде особо любили «лечиться» приезжие из штатов, в которых был хоть какой-то минимальный контроль, в результате чего штат Кентукки стал одним из самых пострадавших штатов от аптечной наркомании.

Кто знает английский, без труда может найти на YouTube фильм OxyContinExpress. Этот фильм в своё время был показан по местному телевидению во Флориде и подробно рассказывает о «таблеточных мельницах».

Стало ясно, что нельзя и дальше бесконтрольно выписывать наркотические препараты, поэтому ещё в 2002 году появилась идея создать компьютерную базу данных, в которую бы вносились все выписанные на опиоиды рецепты, чтобы лишить профессиональных «пациентов» возможности бегать от врача к врачу.

Предложение разумное, но местной власти во Флориде удавалось его успешно блокировать до 2009 года; потом ушёл ещё год на запуск этой системы.

Политики, которые выступали против этой системы, ссылались на то, что они боятся, что кибертеррористы могут взломать эту систему и украсть личные данные пациентов, и тем самым нанести вред гражданам.

По словам Джона Темпла, автора книги «Американская боль», героиновая наркомания была большой проблемой в 70-х годах, а 80-е годы он назвал «кризисом крэка». (Крэк — жаргонное название одного из сильнодействующих наркотиков).

О проблеме наркомании в те годы много говорили и писали. Аптечная наркомания по своему масштабу значительно превзошла упомянутые выше эпидемии, но об этой проблеме в нулевых годах молчали. Почему?

В 70-х — 80-х годах наркотики распространяла исключительно наркомафия. В нулевых годах по сути бесконтрольное распространение аптечных наркотических препаратов шло с одобрения государственных надзорных органов и было теоретически обосновано в медицинской литературе.

В 1997 году в одном из медицинских журналов было опубликовано утверждение, что нет оснований полагать, что наркотические обезболивающие препараты ведут к зависимости.

Десять лет спустя, в 2007 году, суд всё же оштрафовал фармакологическую компанию, выпускающую оксиконтин, на 635,5 миллионов долларов за то, что эта компания заведомо сказала неправду о том, что её препарат якобы не вызывает привыкания.

Но возникает вопрос: почему им поверили? Ведь и сотрудники надзорных органов, и авторы учебных программ для медуниверситетов имеют медицинское образование, прекрасно знают, что такое обычный героин, и при этом с лёгкостью поверили, что героин синтетический якобы привыкания не вызывает и его употребление якобы не ведёт к наркозависимости. Что это: некомпетентность или финансовая заинтересованность?

Джон Темплер в книге «Американская боль» приводит интересную статистику. Администрация по контролю за оборотом наркотических веществ (DrugEnforcementAdministration) решает, в каком количестве можно производить наркотические вещества.

Если заявка фармакологической компании на изготовление обезболивающих превышает потребности медицины, тогда они просто отказывают в выдаче лицензии на этот препарат. В 1993 году было разрешено произвести всего 3520 килограммов оксикодона.

В 2007 году квоту увеличили почти в 20 раз, до 70 000 килограммов. В 2010 году, через три года после того, как компания, выпускающая оксиконтин, была оштрафована за обман, квоту на выпуск оксикодона опять значительно подняли — до 105000 килограммов, хотя по логике квоту должны были бы снизить.

Последствия печальны. В период с 2000 по 2014 годы от передозировки умерли 500 тыс. человек. Из них 175 тыс. — от передозировки обезболивающими препаратами, купленными по рецепту врача. Что касается остальных 325 тысяч, то большинство из них умерли от обычного героина.

Но в литературе теперь официально фигурирует цифра — 75%. Именно такое количество героиновых наркоманов начали свой путь в мир наркомании с рецепта на обезболивающее.

Таким образом нетрудно подсчитать, что из 500 тыс. человек, умерших от передозировки, 418 тысяч так или иначе начали употреблять наркотики по вине людей в белых халатах, или, лучше сказать, по вине тех, кто заставил врачей раздавать таблетки как конфетки.

Это потери за первые 14 лет 21-го столетия. Но от аптечной наркомании начали умирать ещё в 90-е годы и продолжают умирать после 14-го года.

И сегодня все специалисты сходятся во мнении, что конца кризиса аптечной наркомании ещё не видно. Так что в конечном итоге количество жертв может идти на миллионы.

К тому же статистика считает только прямые потери: тех, кто умер от передозировки. Те, которые умерли от болезней, приобретённых вследствие употребления наркотиков, в статистику не входят.

Второй плачевный результат: большое количество порядочных людей, которые никогда не были в группе риска, стали наркоманами.

Одно дело, когда человек ведёт аморальный образ жизни, околачивается по ночным клубам, ища себе приключений, и в конечном итоге подсаживается на наркотик, который ему предложили в подворотне.

Совсем другое дело, когда порядочный семьянин, который работает и заслуженно пользуется уважением в обществе, становится опущенным наркоманом и в конечном итоге погибает, просадив все свои сбережения из-за того, что врач, которому он полностью доверял, выписал ему рецепт, не предупредив, что эти таблетки могут привести к наркозависимости.

В сложившейся ситуации виноваты не только врачи, но и само американское общество. Двадцать шесть процентов американских подростков считают, что таблетки — это хорошая помощь в учёбе.

Американская молодёжь 1980-2000 годов рождения думает, что химия может сделать жизнь более комфортной. Под химией подразумевается весь спектр психотропных препаратов, начиная от антидепрессантов и снотворного до обезболивающих опиоидной группы.

Но употребление этих препаратов ведёт к зависимости и провоцирует переход к более тяжёлым наркотикам. Нужно понимать, что в обществе, в котором преобладает такое мнение, всегда будет много наркоманов, равно как всегда будут и алкоголики в обществе, в котором считается, что праздник без спиртного не праздник.

Меры, которые были приняты после того, как в 2011 году объявили, что ситуация с аптечной наркоманией вышла из-под контроля, носят лишь косметический характер. Теперь врачи, выписывая рецепт на обезболивающее опиоидной группы, обязаны предупреждать пациента о риске стать зависимым от препарата.

До этого, раздавая обезболивающие направо и налево в течение двадцати лет, об этом не предупреждали. Также во всех штатах теперь есть компьютерная база данных, в которой фиксируются все рецепты на наркотические препараты, так что бегать от врача к врачу уже не получается.

В целом, стали выписывать меньше рецептов, но о возвращении к старым стандартам, которые были приняты до начала 90-х, речь тоже не идёт, хотя точно известно, что даже один рецепт может привести к зависимости.

Так как нет теперь возможности бегать от врача к врачу, значит, скорее всего, те, которым понравилось «лечить» боль, будут быстрее переходить на нелегальный героин.

Кто лежал в американской больнице, знает: каждые четыре часа, а то и чаще, медсестра спрашивает пациента, ничего ли у него не болит, и если болит, просит оценить боль по шкале от нуля до десяти, где ноль — полное отсутствие боли, а десять — самая невыносимая боль, которую только можно себе представить.

Нередко пациент выглядит абсолютно комфортно и с удовольствием смотрит телевизор или даже смеётся, разговаривая по телефону, и в то же время говорит, что у него боль в спине 10 из 10.

И медсестра без проблем даёт ему дозу морфия внутривенно, хотя этот пациент пришёл в больницу лечить не спину, а что-то другое, — например, сердце.

Эта шкала боли была введена в 2001 году, когда теперешний кризис набирал обороты. Сегодня многие врачи открыто говорят, что эта шкала не имеет никакого практического смысла, лишь ведёт к увеличению использования наркотиков. Но тем не мение никто в надзорных органах не заикается об её отмене, хотя прошло уже шесть лет с тех пор, как объявили чрезвычайную ситуацию.

В 2011 году был опубликован официальный доклад под названием «Облегчение боли в Америке», в котором утверждается, что 100 миллионов американцев страдают от «изнурительных хронических болей», и этот документ до сих пор цитируют.

100 миллионов — это каждый третий, включая детей. Значит, каждый третий американец, следуя логике доклада, должен непрестанно по полу кататься и корчиться от боли.

Абсурдность этого заявления должна быть понятна даже человеку с четырьмя классами образования, но такие заявления делают ведущие врачи, чтобы ещё раз сказать, что американское общество якобы не может обойтись без самого широкого использования обезболивающих опиоидной группы. И эта цифра до сих пор официально не опровергнута.

Американское общество понимает всю серьёзность эпидемии аптечной и спровоцированной ею героиновой наркомании; в то же время всё большее число людей приходят к выводу, что выход их этой ситуации — полная и безоговорочная легализация марихуаны.

Она, дескать, тоже снимает боль, и в то же время якобы безопасна. На пропаганду марихуаны сегодня тратят огромные деньги те, которые хотят заработать миллиарды долларов, в случае, если её полностью легализируют.

Так что история вновь повторяется, и в ближайшем будущем можем ожидать лишь нового витка наркомании.

Александр Фролов

158 дней назад
 
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет

Статьи наиболее популярные в поисковиках Самые читаемые статьи Новые статьи

Сон и смерть
Тайны Ватикана
Действия
Новые статьи

Аптечная наркомания в США