Статья

Свежий скандал с размещением американской биологической лаборатории в Грузии лишний раз напомнил миру, что ядерное оружие — не самое страшное средство для истребления себе подобных в пределах отдельно взятой страны.

Десятки лет специалистами из разных стран разрабатывалось и активно испытывалось «природное» оружие, обернуть которое можно против любого живого существа на планете.

Проверка боевой готовности

«Мы с вами знаем, что целью террористов является получение доступа к оружию массового поражения, а биотерроризм уже стал фактом», — эти слова, сказанные Владимиром Путиным в 2001 году, сразу после террористической атаки на США, взволновали даже опытных руководителей силовых структур, присутствовавших на заседании в Кремле.

Едва ли не впервые с момента развала СССР борьба с биотеррором была официально включена в стратегию национальной безопасности страны. С невидимым врагом, убивающим мужчин, женщин и детей без разбора, отечественная наука уже сталкивалась. В 1979 году в Свердловске (ныне Екатеринбург) произошла вспышка сибирской язвы — особо опасной инфекционной болезни, лечение которой даже современными препаратами не всегда может быть эффективным.

Среди микробиологов, в том числе и тех, что после развала СССР сменили место жительства на заграницу, на протяжении десятилетий обсуждались две ключевые версии — халатность и преднамеренное заражение.

В доказательство первой версии было высказано предположение, что один из лаборантов грубо нарушил технику безопасности, сняв защитный фильтр во время технического обслуживания оборудования.

Повторный запуск производства, согласно этой версии, спровоцировал выброс в атмосферу большого количества спор сибирской язвы, убившей через несколько дней, по разным данным, от 65 до 80 человек.

Тотальной пандемии тогда удалось избежать — своевременные действия иммунологов позволили быстро локализовать очаг эпидемии и избежать ещё больших жертв.

Главный вопрос до сих пор вызывают штаммы заболевания — VNTR4 и VNTR6, страной происхождения которых являются Соединённые Штаты и Южная Африка. В пользу спланированной диверсии говорят и другие факты — через считаные дни после вспышки сибирской язвы в Свердловске образцы тканей умерших попали в Соединённые Штаты. Доказать документально факт диверсии уже невозможно — прошло слишком много времени, да и многие материалы по этой трагедии до сих пор секретны.

«Инкубационный период у сибирской язвы составляет примерно пять дней. В Свердловске случаи заражения и активности заболевания фиксировались даже через полтора месяца после вакцинации населения», — Леонид Самсонов, микробиолог.

Любопытно и другое. Первое официальное сообщение радиостанции «Голос Америки» поступило в эфир 5 апреля, хотя первое вскрытие умерших от сибирской язвы местные патологоанатомы провели лишь 10 апреля.

Безумцы с бомбой внутри

Важно отметить, что биотеррористы (и исполнители, и тем более заказчики акций такого типа) — настоящая головная боль для спецслужб. Даже несмотря на то, что холодная война давно кончилась, раздобыть споры сибирской язвы, натуральной оспы или ботулотоксина (одного из самых страшных образцов токсинного оружия из когда-либо созданных) можно в частных биолабораториях.

Специалисты в области безопасности считают, что теракты с использованием взрывчатки и биотеррор имеют лишь косвенные общие черты. Подлинные цели таких мероприятий значительно отличаются.

Офицеры спецслужб, давно вышедшие в отставку, отмечают, что в случае с большинством терактов, в результате которых взрывались жилые дома, школы, самолёты, автобусы и поезда, главной задачей террористов становился общественный резонанс и привлечение внимания к определённой теме.

«Главная цель биотеррора — нарушение стабильности в регионе. Представьте, что в стране эпидемия и люди тысячами гибнут прямо на улицах. Какой материальный и политический урон будет нанесён государству? Это хаос в чистом виде», — Алексей Н. , офицер контрразведки в отставке.

При этом бывшие чекисты и ещё действующие микробиологи мирового уровня отмечают, что, как и 50 лет назад, вирусам и бактериям в нормальных лабораторных условиях можно «привить» так называемую множественную лекарственную резистентность — способность нормально переносить применение противовирусных и противомикробных препаратов.

В клеточную структуру таких инфекций, по данным медиков, на этапе «выведения» намеренно прописывают одно-два действующих вещества-антидота, которыми в случае необходимости могут воспользоваться сами террористы. При этом учёные отмечают, что кроме распыления ядов и инфекций в общественных местах нельзя исключать и случаи добровольного заражения смертельными болезнями.

Биотеррористы-камикадзе могут несколько дней кататься в метро или обедать в ресторанах, чихая на гамбургеры и пасту болоньезе, прежде чем пройдёт инкубационный период болезни и наступит терминальная стадия.

Невидимый геноцид

Так сколько же нужно активного вещества, чтобы отравить целый город через водопровод в стиле Джокера из знаменитого фильма про Бэтмена?

Сто граммов? Килограмм? Тонна? На этот вопрос давно дан ответ — с помощью одной ампулы с отравляющим веществом убить население такого мегаполиса, как Москва или Петербург, нельзя.

Прежде всего потому, что собрать достаточное количество отравляющих веществ практически невозможно — даже сотрудники государственных НИИ вирусологии и микробиологии не могут вынести за пределы «защитного контура» (лаборатории) сколь-нибудь значительное количество готовых к применению культур.

Наработать значительные запасы бактериологического и токсинного оружия можно лишь на мощностях крупных фармацевтических гигантов, деятельность которых находится под постоянным надзором государства.

Другой вариант создания транспортабельного и готового к применению патогена — так называемые страны-изгои, на территории которых детальная и длительная инспекция объектов военной микробиологической отрасли просто невозможна. Но то аэрозольные препараты для «выхода в люди», а как быть с отравлением водопровода?

Если говорить о преднамеренном заражении воды вибрионами чумы, сибирской язвы или холеры прямо на территории комплекса специальных очистных сооружений, откуда вода с помощью насосов и подаётся конечным потребителям, то осуществить потенциальный террористический акт крайне тяжело чисто технически.

Ключевая сложность состоит в изготовлении необходимых объёмов готового к применению раствора — для заражения сотен тысяч людей, по данным специалистов, требуется несколько пятитонных автомобильных цистерн, «сливать» которые нужно непосредственно в резервуары с очищенной водой.

Для наработки такого количества вещества, по данным специалистов, требуется или до нескольких лет кропотливой работы в крупном научно-промышленном центре, или удачная кража с какого-нибудь забытого полигона, о котором секретные правительственные службы давно забыли.

Допустить саму вероятность такой диверсии, учитывая современный уровень обеспечения безопасности насосно-фильтровальных станций и других стратегических объектов, практически невозможно — только в Москве охрану системы забора и фильтрации воды обеспечивают несколько полков особого назначения, не считая тысяч специально настроенных электронных систем.

Эпидемия у ворот

Отдельные эксперименты в области «естественных» видов оружия массового поражения давно вызывают беспокойство на высшем уровне. На недавнем брифинге представители Минобороны России обвинили Соединённые Штаты в проведении биологических экспериментов над людьми.

Начальник Войск радиационной, химической и биологической защиты ВС Игорь Кириллов отметил, что в лаборатории им. Ричарда Лугара американские специалисты (по документам) лечили пациентов с гепатитом С. Ключевое подспорье в таком лечении оказывал препарат Sovaldi — противовирусное средство нового поколения, подавляющее активность вируса на уровне ДНК.

Эксперты полагают, что, скорее всего, на пациентах научного центра им. Лугара под ширмой лечения от гепатита С испытывали другой, крайне токсичный препарат. От применения этого токсина, согласно данным бывшего министра госбезопасности Грузии Игоря Георгадзе, с 2015 года в стенах комплекса умерло несколько десятков человек.

Представитель Пентагона Эрик Пэхон практически сразу опроверг заявления о наличии биологической угрозы, отметив, что указанный объект не принадлежит Минобороны США. В этом американские военные откровенно лукавят — научный центр им. Лугара, расположенный недалеко от грузинского села Алексеевка, создавался исключительно на деньги Минобороны США.

Только на строительство основного комплекса было потрачено не менее $160 млн. Кроме гражданского персонала на объекте размещены и военные. Согласно данным МО РФ, два этажа нового здания полностью отведены подразделениям Сухопутных войск США. Кроме того, на объекте существуют отдельные зоны для работы с пациентами, заражёнными возбудителями особо опасных инфекций.

В пользу версии о разработке американцами высокоактивного биологического оружия говорит и тот факт, что Соединённые Штаты, по данным Игоря Георгадзе, могли разрабатывать не только токсичный агент, но и беспилотник для его доставки в нужный район.

По данным вирусологов и иммунологов, препараты такого типа могут разрабатываться даже с учётом генетических особенностей человека (от цвета кожи до эффективности иммунной системы), а их использование предполагает массовую гибель (несколько тысяч человек) с симптомами отравления.

Исходя из других опубликованных документов, можно сделать вывод, что применять такое вещество можно по-разному: либо в виде аэрозоля, либо в виде заражения им насекомых, контейнер с которыми также может быть раскрыт над войсками противника.

Если догадки российских специалистов подтвердятся, мир официально будет поставлен на грань биологической войны.

Сергей Андреев

7 дней назад
 
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет

Статьи наиболее популярные в поисковиках Самые читаемые статьи Новые статьи

Сон и смерть
Тайны Ватикана
Действия
Новые статьи

Мир на грани биологической войны