Article

Чем опасна секта Навального для политической системы России и почему проект не схлопнется сам по себе.

Беспорядки, устроенные адептами секты Навального на улицах российских городов, и суд над лидером секты «Дай мне…» показали — государство не настроено на суицид, что порадовало «общество крымского консенсуса», а спад уличной активности расстроил меньшинство, приспособленное к обогащению в условиях хаоса, и молчунов из «общества попкорна», ожидающих ярких зрелищ.

Правящему классу, государству, «попечительскому совету» и спонсорам секты предстоит ответить на вопросы: – Навальный переиграл государство и создал тоталитарную секту под носом у государства?

 — Секта создана представителями элиты, встроенными в президентскую вертикаль, или внешними силами?

 — Возможно ли сохранить секту и использовать адептов в других антигосударственных проектах?

Политик, правозащитник — не про Навального. Он лидер тоталитарной секты. Другие подходы — проигрыш.

Что это было? — Версии

Первая — Навальный восемь лет дробил и «затаптывал в грязь» несистемную оппозицию, перехватывал на себя внешнее финансирование, а в день оглашения приговора дискредитировал: «попечительский совет» секты, состоящий из либералов-западников, «свободную прессу» и западные «институты демократии», что не исключает версию — государство проводило многоступенчатую «операцию трест» и «собирало всех врагов в одну корзину». Тогда «все ходы записаны» — «работайте, братья».

Вторая — Навальный втерся в доверие «высокопоставленных лохов» из правящего класса и обещал: сколочу секту, побузим, а в нужный момент будут орать «Слава ЕР или КПРФ!».

Третья — государство в порыве «сшивания общества» решило приручить «патентованных русофобов», прикармливая их бюджетными деньгами и почестями. Те «создали автономные гуманитарную и правовую зоны», позволяющие «избранным» безнаказанно нарушать УК РФ, фальсифицировать историю и оскорблять народ с целью его отрыва от Президента.

Понимали, что либеральный реванш в неолигархическом государстве невозможен, — учредили тоталитарную секту, призванную разрушить государство через хаос — предпродажная подготовка в угоду внешних сил.

Четвертая — секта не разрушитель государства, а «генератор шума». Цель — создать информационный хаос и провести в Думу предателей под вывеской «не Навальный» и сформировать антипутинскую коалицию, настроенную на отказ от концепции «Россия — страна-цивилизация» в пользу курса на «вползание на карачках» в Европу.

Пятая — политическая формула «элита — Президент — народ», где Президент защищает интересы народа и элиту от народа, до недавнего времени всех устраивала. Элита, ввиду аномального разрыва в уровне доходов с большинством, побаивается народа, но боится и нарастающих западных санкций против «райской собственности».

Цель — разделить народ на «общество крымского консенсуса» и «общество попкорна». Усилить давление элит на Президента, оторвать от него «общество попкорна» и зародить сомнение в надежности Президента как охранителя государства в «обществе крымского консенсуса».

Идеология секты и группы поддержки

Идеология секты «Дай мне…». В основе веры адепта: лидер даст мне все, что захочу; лидер — всегда прав; не интересуюсь мнениями, отличными от мнения лидера. Идеология «общества попкорна» — поддерживаем Навального потому, что «прикольный».

В чем сила секты? Государство взаимодействует с людьми Навального как с политической оппозицией, а не тоталитарной сектой. Сектанты же не собираются действовать по политическим правилам, а нацелены на разрушения всего, что создано другими. Каждый из нас находится один на один с сектой и хотя нас много, а их мало — кроме государства нас некому защитить, а позиция государства до решения суда по делу Навального была неизвестна.

Сектанты сплочены, дискредитируют, запугивают оппонента или, опираясь на влияние «попечительского совета», принуждают работать на секту. Это пугает многих людей, включая ответственных за принятие и реализацию ответственных государственных и политических решений.

В чем слабость секты? Рекрутинговый потенциал секты ограничен. Люди верующие в Бога, вне зависимости от политических взглядов, уважающие историю и традиции, понимающие цену государства и умеющие думать — не могут быть адептами секты по определению. Навальный сказал миллионы слов, но всего дважды отвечал на не согласованные заранее вопросы. Первый — на вопросы Ксении Собчак, второй — на вопросы суда.

По содержанию ответов — дурак-дураком. По степени цинизма и логике секты — бесстрашный лидер, вступивший в бой с врагами.

Секту создавал не Навальный, а технологи под Навального. Спонсоры, «попечительский совет», технологи имеют свои цели и хотели бы влиять на решения лидера и поведение адептов, но эффективны, только когда беспрекословно подчинены лидеру или умело имитируют подчинение. Иные действия воспринимаются адептами как неподчинение или агрессия против лидера.

Это и имел ввиду Навальный, когда говорил: «меня не посадят». Понимал, что посадка — обнуляет инвестиции в секту, а заодно амбиции рейдеров и мечтателей о коалиции или поглощении секты политической партией.

«Перелистнуть страницу» без демонстрации государством стойкости и перехода на алгоритмы работы с сектой как с экстремистской организацией невозможно. Часть адептов по мере взросления рассеется. Часть останется на улице или уйдет в подполье, маскируясь под «общество попкорна», а вера в законность требования «Дай мне…» будет опошлять «я могу…» и тормозить развитие. Соблазнительно, но будет ошибкой пойти по пути создания «патриотической секты — антисекты Навального».

Основа попечительского совета — профессиональные русофобы. При построении секты опирались на собственный опыт борьбы с советской Россией. Как правило — потомки большевиков, убивавших священников, офицеров и т. д. в годы гражданской войны или родственники представителей сталинских репрессивных органов. Боялись и убивали белых, потом — красных, Ежова, троцкистов, бухаринцев.

Боялись Хрущева — опубликует архивы, раскроет участие в репрессиях и доносах. Боялись Брежнева — откроет границы и «прекратит страдания». Боялись Горбачева — «отнимет» основание для получения статуса политического беженца. Боялись Ельцина — прислушается к их антисоветским лозунгам и построит страну подлинного народовластия. Боятся Путина — успокоит страну и поставит на рельсы устойчивого, суверенного развития.

На всех этапах боялись народа — стойкости, традиции и веры. Страх накопился и перерос в ненависть ко всему русскому. Знают, что являются жертвами N1 в случае победы секты, но ненависть к России разрушает мозг и притупляет инстинкты самосохранения.

Одни самоопределились как «совесть нации»: бегают по кафедрам, театрам, заглядывают на телевизор, постоянные гости «информационных помоек».

Цель — расширять аудиторию «общества попкорна» и поддерживать в тонусе секту.

Другие — встроены в систему. По мере сил вставляют «палки в колеса развития». Пишут программы и «стратегии деградации» образования, науки, культуры, экономики и финансов. Монополизировали экспертизу.

Слабое место — культ денег. Не являются профессионалами, способными поддерживать привычный уровень расходов, находясь вне бюджетных потоков. Достаточно отлучить от бюджета — уйдут в небытие за ненадобностью. Также деньги оставляют следы. Видео, демонстрирующее встречу Ашуркова с британским разведчиком склоняет к воспоминаниям своих встреч и ожиданию «звонка в дверь». Понимают, что сочинили про «кровавую гэбню» столько, что чтобы ни случись — никого не удивить.

Кстати, все эти люди молятся на Америку.

Знают, что в Америке нет успешных журналистов, преподавателей университетов, политиков, бизнесменов среди тех, кто призывает к разрушению государства и борьбе против Америки и ее национальных интересов.

Источники финансирования секты. В течение многих лет имели место три волны передела бизнесов и тысячи случаев отъема личной собственности. В большинстве случаев пострадавшая сторона не способна, по объективным причинам, доказать свое право в суде, а иных механизмов, позволяющих доказать правоту, государство не выработало. По законодательству США для судебного разбирательства достаточно показания свидетелей, и этим пользуются кураторы и попечители секты. Попечители находят обиженных, а кураторы — делают обидчику «предложение, от которого тот не может отказаться».

Секта в лице обиженного получает активного адепта, а в лице обидчика — «добровольного» спонсора. Несговорчивые попадают в «кино про коррупцию» студии ФБК и санкции. Иные источники — «пожертвования» западных правительств, замаскированные под взносы адептов и гуманитарную помощь.

Технологи секты. Работают в интересах попечителей секты. Зависят от настроений заказчиков, понимания ситуации кураторами и спонсорами, но многие имеют и личный интерес. Те, кто заработал статус на корпоративных войнах, лоббировании интересов бизнеса, умении обеспечивать анонимность денежных потоков, в условиях хаоса планируют через опору на кураторов «отжать бизнес хозяев» в свою пользу.

«Олигархи» не являются инициаторами хаоса. Олигархическая республика демонтирована с момента увольнения Касьянова, что снизило корпоративные расходы на содержание «семейных» и привело к росту капитализации компаний в десятки раз. Социальная стабильность способствует экстерриториальному развитию.

Турбулентность — неоправданный риск для капитализации и передачи собственности наследникам. «Не семь пядей во лбу», но заметили отрицательный опыт «украинских братьев».

Полезные идиоты. Статусный политик, комментируя судебное заседание, говорит: «после оскорблений Навальным ветерана никто из моих знакомых и друзей не будет его поддерживать». «Дядя — ты дурак?» — спрашиваю я.

Судят убежденного власовца, а оскорбляет он своего врага. Ты, твои друзья и знакомые, «не желающие разжигать…», — тоже враги. Между капельками больше не пробежать.

Дети. Расходный материал «революции», но нет оснований считать, что все пропало. Посмотрите на лица школьников из Сириуса, Артека, Донбасса, сел и хуторов, спортивных школ, кадетских корпусов — дети устремленные в общее будущее. Не вина студентов, что кафедры оккупировали космополиты и патентованные русофобы. Посмотрите на воинов, молодых людей, работающих в биохимических лабораториях, больницах, предприятиях ОПК, ядерных центрах.

Не «уличных бегунков» — своих хватает — а тех, кто занимается делом, с «руками и ногами» отрывают на Западе. Ради них сеют хаос, тоскуя по прерванным потокам специалистов из России.

Дети ли инициаторы брожений? Чтобы понять, важно ответить на вопрос — какой процент чиновников, политиков, успешных предпринимателей, коррупционеров и воров среди родителей юных сектантов? Отец за сына — отвечает!

Валентин Днепров

22 days ago
 
Comments
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet

Статьи наиболее популярные в поисковиках Самые читаемые статьи Новые статьи

Actions
Новые статьи

Путеводитель по лабиринтам секты Навального