Статья

Сделаем скидку на то, что данный труд увидел свет в 2007 году

После крушения СССР пришел конец многополяр­ному устройству мира. Из двух сверхдержав лишь Соединенные Штаты сохранили власть и могущество. По­этому неудивительно, что сейчас взоры всего мира прикованы к этой стране. Ее критикуют, ее осуждают, но она по-прежнему остается объектом всеобщего внима­ния. Американская музыка и кино, американский стиль жизни, американская мечта — эта экспансия принимает все большие масштабы... Американская экспансия распространяется и на сферу журналистики.

Сейчас многие СМИ разных стран (особенно это заметно на примере некоторых российских газет) принимают американскую журналистику за образец и стремятся ей подражать. Стоит ли?..

По мнению современных политологов, XX век был веком Америки. По их же прогнозам XXI тоже будет веком Америки... Поэтому неудивительно, что многие студенты вузов, находящиеся за тысячи километров от Ва­шингтона, темы своих исследований связывают с США.

Работа, представленная вашему вниманию, не исключение.

Цель настоящей работы — изучить и проанализировать американскую прессу, выделить ее достоинства и недостатки. Как известно, в американской журналистике сочетаются два элемента — информационный и аналитический. В своей работе мы сконцентрировали внимание на информационном аспекте, попытавшись осве­тить принципы отбора, осмысления и обработки ново­стей в американской прессе. Научный труд, который вы читаете, представляет собой масштабное исследование основ работы современного американского репортера.

Русскоязычных книг по этой теме практически нет, посему эта работа писалась на основе оригинальной американской литературы.

Проштудировав все ресурсы Национальной и Президентской библиотек, мы обратились к помощи но­вейших телекоммуникационных технологий.

Большую роль в написании этого научного труда сыграла наша работа в сфере Интернет, давшая нам доступ к всемирным информационным ресурсам.

В Интернете публикуется большинство американских газет. Для того чтобы иметь возможность сравнивать тексты, мы изучили образцы самых разных газетных стилей: от «качественной» «Вашингтон Пост» до «желтых» «Лук» и «Сан», от центральных газет до провинциальных («Марко Айленд Игл», «Нейплс Ньюс» и т.п.). Такое сравнение дает исследователю немало тем для размышления.

Впрочем, понять принципы работы американского репортера невозможно, не изучив историю американской журналистики. Поэтому рассказ об американской прессе в нашей работе представлен в трех аспектах — ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ.

Не так давно в сети Интернет прошла телеконференция, посвященная проблемам американской журналистики. Наше участие в этой конференции сыграло немалую роль в написании этого учебного пособия. Поскольку большинство изученных нами книг являлись своего рода учебниками, предназначенными для репортеров в США, они формировали взгляд, во-первых, профессионала, во-вторых, взгляд изнутри. Нашей же задачей было проанализировать американскую журн­листику новостей СО СТОРОНЫ. Насколько нам это удалось — судить читателю...

ПРОШЛОЕ

КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ АМЕРИКАНСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Под защитой внесенной правительством 200 лет назад короткой поправки в Конституцию пресса получила долгожданную свободу действий и начала бурно развиваться. Американские СМИ стали огромной индустрией. Сегодня одни только ежедневные газеты получают за опубликованную в них рекламу более 32 миллиардов долларов в год. Тираж журналов — а их больше 11 тысяч — больше числа потенциальных читателей.

Нет нужды говорить, что такими масштабами пресса отличалась далеко не всегда. Начинала она в XIX веке в виде небольших печатных изданий для литературной элиты или газет, выражающих взгляды той или иной политической группы. Это были полемические издания, выходившие под началом колониальных почтмейстеров и самоуверенных владельцев типографий. И только в следующем веке пресса превратилась в мощное средство массовой информации. Несмотря на перемены в обществе в течение двух последних веков, американская пресса сохранила верность двум основным принципам — независимость от правительства и желание одобрения публики в целях финансового выживания.

Начало 80-х годов XX столетия для американской прессы стало временем резких перемен.

1981 год — разорилась газета «Вашингтон Стар» — символ столицы на протяжении 140 лет! Через три недели прекратила свое существование «Нью-Йорк Дейли Ньюс». А еще через 4 месяца за ней в небытие последовала «Филадельфия Бюллетин».

После того, как волна закрытия газет прошла по стране, в Нью-Йорке, самом большом американском городе, осталось всего три газеты, в Вашингтоне — одна (при том, что в Лондоне их 11). Причин у этого явления много. Издатели винят профсоюзы, те обвиняют издателей... Немаловажную роль сыграла возросшая конкуренция в борьбе за рекламодателя. Для последнего давать рекламу в одну крупную газету выгоднее, чем во многие мелкие и региональные.

За последние годы, частично благодаря новым технологиям, частично из-за перемен в обществе, американская журналистика подверглась основательной трансформации.

В некоторых исследованиях утверждается, будто 65% американцев получают свою дневную порцию новостей по телевизору. Однако сами журналисты считают, что этот вывод неточен: из этих 65% многие читают прессу и информационные бюллетени рекламного характера, слушают радио. Добавьте к этому еще и видео, электронную почту, факсы, Интернет, — и вы поймете, почему американцы жалуются на нехватку времени. Одно из последствий такой широты выбора — возросшая конкуренция на рынке информации и рекламы в борьбе за привлечение внимания рекламодателя. В этой схватке оказались размыты когда-то четкие границы между информацией, развлечением и коммерцией. Теперь уже не так легко, как десять лет назад, определить, что такое журналистика. Американский бизнес новостей переживает сейчас то, что психиатры называют «кризисом идентификации».

Это особенно верно относительно газетной индустрии, роль которой в электронном веке становится все меньше. Тиражи газет с каждым годом неуклонно падают. Читателям нет смысла отправляться на почту или к газетному киоску, если он может бесплатно почитать в Интернете любое интересующее его издание. Но было бы слишком преждевременно служить панихиду по пе­чатным СМИ. Сейчас в Америке почти каждый мало-мальски приличный город (с населением 10 000 человек и более) имеет свою газету, а также получает крупные ежедневные газеты, издающиеся в столице. Некоторые полагали, что телевидение исключит необходимость прессы, но оно привело лишь к ее изменению. Газеты дают читателям ту дополнительную информацию, кото­рую они не в состоянии получить по телевидению.

В последние годы неуклонно продолжается процесс укрупнения корпораций.

Уже в 1980 году большая часть СМИ находилась под контролем 50 корпораций.

Перечислим семерку крупнейших из них:

«Ганнет ньюспейперс» — 88 изданий

«Томсон ньюспейперс» — 77,

«Найт-риддер ньюспейперс» — 34,

«Фридом ньюспейперс» — 31,

«Харт-Хэнке ньюспейперс» — 28,

«Ньюхауз ньюспейперс» — 28,

«Доу Джонс & Со ньюспейперс» — 21.

С каждым годом все больше газет, находившихся в семейном пользовании, поглощается корпорациями. В 1995 году было заключено 88 сделок купли-продажи. Если раньше газеты покупались хаотично, в разных штатах, то теперь корпорации предпочитают покупать их по географическому принципу, «пачками». Такая стратегия получила название «кластеризация» — от английского cluster — связка, пачка.

С 1978 по 1995 год число газет, находящихся в семейной собственности, сократилось вдвое: с 634 до 314 — это лишь 20% от всех ежедневных изданий страны. Причины такого процесса понятны: владельцы не могут справиться с конкуренцией... Некоторые специалисты предсказывают, что в скором будущем «семейных» газет в США не останется вообще.

Тем не менее, есть основания полагать, что в США не будет канадского или австралийского варианта в сфере концентрации газетной собственности, где этот уровень чрезвычайно высок.

Слишком уж много крупных корпораций в США занимается газетным бизнесом. (Точной цифры на сегодняшний день нет, последние данные относятся к 1993 году. Тогда газетным бизнесом США заправляли 133 группы).

Есть и другие изменения, возникшие только в последние годы. Происходит нарушение традиций американской прессы.

Некоторые газеты, например, «Сент-Пол Пайонир Пресс», «Пресс Лайн» и т.п. вообще отказались от публикации редакционных статей. Редакционная полоса превращается в форум читательских мнений.

Усилилась основная тенденция — нейтральность в отношении к политике. По мнению американских из­дателей, это наиболее приемлемо и для читателей, и для рекламодателей.

Появилось новое направление — концептуальная журналистика. Она отражает тенденции перехода от информации к аналитике в освещении политических событий.

Колонки журналистов-концептуалистов печатаются уже не на полосах мнений, а на информационных.

Это явное нарушение традиций, ведь один из основных принципов американской прессы — отделение новостей от мнений. Есть надежда, что концептуальная журналистика принесет пользу американской публике, заваленной информацией, но изголодавшейся по ее объяснению.

2007 год — год 60-летия публикации известного доклада комиссии по свободе печати Хатченса «Свободная и ответственная пресса». В последние два-три года для американской журналистики очень остро стал вопрос ответственности.

В печати прошли десятки дискуссий относительно роли прессы в гибели принцессы Дианы, скандала с 13 любовницами американского президента и т.п.

«Нет оправдания шакалам от журналистики!» – заявил Эйб Розенталь, бывший редактор «Нью-Йорк Тайме». Прозвучало даже предложение возродить в Штатах существовавший в 80-х годах Национальный совет по информации (он фактически играл роль комитета по цензуре). Судя по последним опросам общественного мнения, две трети американцев считают, что свободу печати в США не мешало бы ограничить.

Изменения происходят не только в сфере газет. Журналам в постоянно меняющейся обстановке информационного рынка немного проще: это мобильная, непрерывно обновляющаяся отрасль.

Одна из основных тенденций их сегодняшнего развития — дальнейшая специализация.

Очень распространенными являются журналы, посвященные различным видам проведения досуга. Только прошел бум журналов о путешествиях и здоровом образе жизни, как появилась целая группа изданий, посвященных лотереям и азартным играм. Действительно, экономика в Америке стабильна, инфляция мизерная, живет народ хорошо — почему б ему не поиграть? Вот и появились такие журналы, как «Лотто Уорлд», «Лоттери Ньюс», «Чане» и т.д.

Происходит дальнейшая коммерциализация изданий. Самые крупные и старые журналы вынуждены размещать на своих полосах рекламу алкогольных напитков и даже подумывают о рекламе сигарет. Легендарный журнал «Нэшнл Джиогрэфик» начал продавать майки со своей символикой, компакт-диски и т.п.

Не до жиру — быть бы живу! — как говорит мудрый белорусский народ.

МЕТОДЫ РАБОТЫ РЕПОРТЕРА

Судьбу новости первыми решают журналисты. Именно они оценивают тот или иной факт, достоин он стать новостью или нет. Процесс отбора новостей субъективен: американские теоретики считают, что это искусство, а не наука. Разумеется, у журналистов нет мерила для оценки новостей: они полагаются на собственную интуицию и опыт.

Чтобы лучше понять природу новостей в американской прессе, надо проследить весь процесс работы репортера от начала до конца. Давайте заглянем через плечо двумстам пятидесяти тысячам человек, которые работают в 1600 ежедневных газет США, 7000 еженедельных. Их работа включает в себя ряд этапов, которые, в принципе, совпадают с теми, что используются в работе журналистами всего мира. Это:

— сбор информации;

— проверка фактов;

— написание текстов;

— корректировка, планирование, верстка;

— публикация в газете, журнале.

Американские теоретики журналистики выделяют три метода сбора информации.

1. Наблюдение

Этот метод еще называют визуальной журналистикой. Пользуясь этим методом, репортер создает у читателя эффект присутствия. Журналист не просто пишет репортаж об увиденном — он передает диалоги, характеры действующих лиц, пытается поймать настроение. Однако присутствие журналиста нередко влияет на поведение людей. Наблюдение не обеспечивает правдивой и точной картины события, и в репортажах может оказаться лишь правдоподобная версия правды. Не следует забывать и о проблеме объективности журналиста. Это называют «эффектом Расемона» — по названию фильма Куросавы, где каждый герой дает свою версию событий. Считается, что «эффект Расемона» можно нейтрализовать, если собирать и сравнивать как можно больше мнений. Журналист не может быть объективен в своих наблюдениях и по другой причине. Психологи называют это человеческое свойство «селективной перцепцией», или избирательным восприятием. Человек всегда видит то, что он хочет увидеть... Впрочем, об объективности разговор пойдет позднее...

2. Интервью

Выделяют два типа интервью:

1) spot news interview — интервью, заполняющее пробелы в картине какого-то события;

2) depth interview— глубинное интервью — интервью, которое берут с целью рассказать о его герое, передать его точку зрения о событиях.

«Интервью — это не то, что кто-то берет у кого-то, а то, что создается вместе», — пишут Килленберг и Андерсон в своей книге «До заметки». Журналист Доналд Мюррей предлагает список вопросов, на которые репортер должен сам себе ответить до, во время и после интервью.

1. Как герой интервью видит мир?

2. Какие у него ценности?

3. Чего он боится?

4. Во что он верит?

5. Почему он должен дать и дает вам интервью?

«Если мы сможем выйти из своего мира и войдем в мир этого человека, только тогда мы сможем задать глубо­кие, открывающие истину вопросы...»

Во время интервью американский репортер пользуется одним из трех популярных методов.

1) «По следам события» — когда задаются вопросы «почему?» и «как?»

2) «Охота за анекдотами» — репортер пытается вызвать интервьюируемого на откровенность и выведать несколько историй, которые интересны читателям.

3) «Фокусировка» — репортер концентрирует внимание на одной теме, освещая ее с разных сторон.

Существует классификация вопросов, задаваемых во время интервью:

— закрытые вопросы, допускающие только конкретный ответ — да или нет («Можно ли улучшить систему здравоохранения в нашей стране?»)

— открытые вопросы, предполагающие распространенный ответ: «Каково ваше мнение о...?»

— уточняющие и зеркальные вопросы — требуют более подробного ответа: («Вы говорите, что улучшения возможны... Каким же образом...?») Репортеры обычно пользуются этим типом вопросов, если не успели записать или не поняли ответ на предыдущий вопрос.

— наводящие вопросы (считаются в среде журналистов неэтичными и, тем не менее, широко используются в интервью): «Все, кого я спрашивал, согласны с этим мнением... А вы?»

— провокационные вопросы («Вы еврей. Профессор Шмутц заявил, что для решения политических проблем Палестины надо всех политически активных евреев посадить. Какова ваша реакция на подобное высказывание?»)

— гипотетический вопрос: «Существует предположение, что улучшить нашу систему образования можно, увеличив зарплату преподавателям. Каково ваше мнение?»

— вопрос ребром: «Сколько вы зарабатываете?»

Один из подлых журналистских приемов — задавать длинные вопросы типа: «Вы согласны, что вердикт был несправедлив, что это возмутительное нарушение законности?» — «В общем, да...» — отвечает интервьюируемый и на следующий день видит в газете анонс: «Х.Х. заявил, что вердикт был несправедлив, что это возмутительное нарушение законности...»

Как видите, даже интервью не обеспечивает подачи правдивой информации...

3. Журналистские расследования

Журналисты могут получать информацию не только от людей, но и пользоваться всевозможными документами, статистическими данными. Впрочем, опытные мастера пера советуют доверять цифрам еще меньше, чем людям. «Существует три вида лжи. — шутят американцы, — просто ложь, наглая ложь и статистика.»

Когда в 1965 году в Нью-Йорке полгорода на протяжении 12 часов сидело без света, «Нью-Йорк Тайме» воспользовалась этим, чтобы спустя 9 месяцев напеча­тать сенсационный материал о том, что люди, лишенные возможности читать и смотреть телевизор, бросаются друг к другу в объятия. Взяв статистические дан­ные из 8 больниц, газета показала, как резко подскочила рождаемость...

К счастью, сенсация была быстро разоблачена. Общий подсчет по нью-йоркским больницам показал, что число родов было даже несколько ниже среднего...

Так что делать выводы из статистики довольно рискованно. Также осторожными советуют быть с результатами опросов общественного мнения. Сегодня люди могут думать так, завтра — иначе...

По поводу журналистских расследований репортер Уолтер Липпманн высказался так: «Существует слишком много фактов, которые репортеру надо собрать и которые он мог бы собрать, другое дело, что их никто не будет читать... Суть работы журналиста— в выборе самого интересного...»

Хотя и этот метод, как видите, не обеспечивает объективной подачи правдивой информации, иногда журналистские расследования поднимают скандалы на всю страну. Чаще всего именно за подобные публикации издания получают самую престижную премию американских журналистов — Пулитцеровскую, «Шарлотт Обзервер» получил премию за цикл материалов, рассказывающих о влиянии химикатов текстильных фабрик на здоровье людей.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ЗАГОЛОВКЕ

Заголовок в газете имеет не меньшее значение, чем сама новость. Американские редакторы говорят: «Читатель прыгает по газетным колонкам, как кролик, и именно заголовок привлекает его внимание».

Редактор оценивает заголовок по одному главному критерию — хороший заголовок должен быть понятен сам по себе, без чтения заметки. Впрочем, из этого правила есть исключения. Для «жесткой» новости заголовок должен обобщать ее содержание, быть кратким и ясным. Для «мягкой», развлекательной новости он мо­жет быть забавным и интригующим. Например, один студент упаковывал марихуану в пластиковые яйца и продавал. Он прятал их в кустах под окнами своего общежития, и однажды яйца там обнаружили. В тот же день редактор студенческой газеты опубликовал заметку под заголовком «Яйца в травке — «травка» в яйцах».

Грамматическая структура заголовка в американской прессе сильно разнится от всего, что мы привыкли читать в русскоязычных газетах. Американский заголовок напоминает телеграмму — все несущественные слова (артикли, вспомогательные глаголы и т.п.) из него выбрасываются. Иногда опускается и субъект, например, «Спасают женщин из огня», «Закрывает мужа в ванной», а читателю остается только догадываться, о ком идет речь. Впрочем, американцы к этому, вероятно, давно уже привыкли: стремление к телеграфной краткости всегда было свойственно журналистике США.

Не менее важный момент, связанный с грамматикой, — типичный заголовок представляет собой простое предложение, написанное в настоящем времени, — даже если описываемые события были в прошлом.

Вместо «Учителя в Аризоне бастовали» пишут «Учителя в Аризоне бастуют».

Иногда над заголовком ставится несколько слов - что-то вроде нашей «шапки» — американские редакторы называют это kicker— в переводе означает «бьющий в глаза». Иногда его еще называют eyebrow— «бровь», видимо, из-за его расположения:

«Фермер в шоке».

«Из кукурузы в Иллинойсе выпрыгивает кенгуру».

Считается, что, несмотря на то, что «кикер» находит­ся над заголовком, его читают позже, поэтому в «кикере» обычно ставится второстепенная информация или какое-то краткое замечание.

120 дней в открытом море.

«Чуть не умерли от голода», — рассказывают два моряка.

В американской журналистике существует еще одно не знакомое нам понятие, связанное с заголовком. Это deck — в переводе «палуба». «Дэк» представляет собой строчку под заголовком — независимое, дополняющее суждение. Иногда «дэк» продолжает сказанное в заголовке.

«Каир отвергает американское соглашение.

Но США все еще надеются на компромисс».

«В школах ужесточается дисциплина после убийства в университетском городке. В городе 40 преступлений за 3 недели».

ТИПЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ЗАМЕТОК

В американской теории журналистики не существует четкой классификации информационных заметок. Менчер в своей книге перечисляет несколько десятков типов новостей.

Это заметки о несчастных случаях, «пожарные» истории, криминальные истории, истории уголовных дел, «погодные» истории (сообщения о стихийных бедствиях), спортивные новости и т.п. Репортер, имеющий развитый «бит», может писать «interpretive story» — обзорные статьи. Например, показать в большом обзоре, как в городе работают коммунальные службы. Это еще не аналитическая журналистика, она не оценивает, а показывает события в контексте с причиной и следствием.

СТИЛЬ ПОДАЧИ НОВОСТЕЙ

Газеты обслуживают массовую аудиторию, и их читатели различаются по своим способностям и интересам. Чтобы процесс коммуникации происходил наиболее эффективно, репортеры-новостники должны учиться представлять свою информацию как можно проще и интереснее, чтобы каждый захотел ее прочесть и смог понять.

В результате выработался особый стиль подачи новостей, и каждый элемент его служит своей специфической цели. А все вместе эти элементы дают возможность подать читателям информацию наиболее кратко, ясно и объективно. С первого взгляда этот стиль кажется сложным и даже неуклюжим. Студентов может также смутить то, что упор делается на факты, но ведь новостники — это репортеры, а не писатели.

В качестве первого шага репортер должен научиться избегать излишней официальности. Начиная пи­сать, многие делают свои статьи громоздкими и помпезными. Хороший новостник должен уметь представить самые сложные и важные мысли просто — ясным языком, который поймет каждый. Если репор­тер не может писать просто, значит он не вполне понимает свою мысль или не знает, что он хочет сказать.

Оставайтесь объективными

Во время англо-американской войны пресса была или за, или против Англии. Журналист Исайа Томас написал в своей газете «Массачусетский шпион» за 3-6 мая 1875 год такие строки: «Американцы! Навеки сохраните в своей памяти день Лексингтонской резни — когда британские войска вероломно напали на мирных жителей, убивали, грабили, жгли их дома! Ни слезы беззащитных женщин, многие из которых были беременными, ни крики детей, ни молитвы стариков не заглушили в англичанах их жажды крови и убийства!»

Сегодня журналисты стремятся быть беспристрастными и объективными. Редакторы и издатели могут высказывать свое мнение в редакторских колонках, но не в новостях. Репортеры же не имеют право высказывать свое мнение и советовать читателям, о чем им следует думать. Корреспондент должен исходить из того, что его читатели — умные люди и могут сделать собственные выводы. Избегайте прилагательных, отражающих ваше мнение и таких слов, как «демагог», «экст­ремист», «расист», «сепаратист» и т.д., они будут злить читателя с противоположными взглядами.

Иногда надо вычеркнуть единственное слово: «знаменитый автор», «вдумчивый ответ», «трагический инцидент».

ТИПЫ ФИЧЕРА

1. Фичер «Бизнес». Написать фичер этого типа нелегко. Писать о том, что продается или производится в городе, просто. Но попробуйте придумать что-нибудь оригинальное, тем более что бизнесмены жутко боятся повредить свой имидж и скрывают все самое интересное!

Кроме того, журналист должен быть осторожным, чтобы не прорекламировать никого бесплатно...

2. Знаменательная дата — это фичер, приурочен­ный к годовщине какого-либо события. Например, ко дню убийства президента Кеннеди газета выпускает интервью старого полицейского, который участвовал в аресте убийцы.

3. Хобби. Все люди чем-то увлекаются, поэтому они любят читать о чужих хобби, необычных коллекциях и т.п.

4. Изобретение. Трудность в работе над таким фичером в том, что большинство изобретателей отказы­ваются давать интервью до тех пор, пока не получат патента. Опытные журналисты советуют в таких случаях упорствовать до конца...

5. Странная профессия. Кто моет окна самого высокого здания в городе? В чем трудности работы могильщика? В каждом городе есть немало людей, которые занимаются опасной и необычной работой...

6. Портрет. Выдающихся людей в Америке хватает. И если они сами отказываются беседовать с журналистом, можно составить портрет по описаниям людей, которые хорошо знакомы с объектом... Например, миллионер 1980-х годов Сэм Уолтон долго не соглашался давать интервью. Тогда в «Вашингтон Пост» появи­лись статья о «скромном» миллионере на основе рассказов уволенных сотрудников...

7. Необычный гость. Читателю может быть интересен взгляд приезжего из другой страны, его мнение о культуре, местных проблемах и т.д.

8. Что? Где? Как? Под такой рубрикой в газетах публикуются советы экспертов о том, что где купить, как усовершенствовать предметы домашнего обихода и т.д.

9. Внедрение — этот тип фичера уходит корнями во времена Пулитцера. Известна всей Америке исто­рия репортера Нелли Блай («Уорлд»), которая в качестве пациентки отправилась в больницу умалишенных и по выходе оттуда написала сенсационный репортаж...

10. Фичер от первого лица. Если с самим репортером случилось что-то необычное или роматичное, он может описать эту историю от первого лица. В остальных случаях рекомендуется писать не «я», а «вы», обращаясь к читателю. («Вы всегда мечтали пообщаться с кинозвездой? Во вторник у вас появится такая возможность. В наш город приезжает Том Круз!»)

11. Исторический фичер. Нередко он следует за информационной заметкой. Например, газета сообщила о том, что городские власти собираются сносить старое кладбище — на следующий день она публикует фичер об истории этого кладбища, о том, кто там был похоронен и т.п.

12. Медицинский. Все люди болеют и умирают, поэтому они с большим сочувствием читают, скажем, рассказы о людях, умерших от СПИДа (причем, обязательно с публикацией их предсмертных посланий...)

13. Обзорный. Например, сообщение о похищении ребенка может сопровождаться фичером со статистическими данными о подобных похищениях.

14. Ньюсфичер — переходный этап между стандартной газетной новостью и фичером. Это информационная заметка с элементами литературного стиля.

15. Фичер-число. Для написания его опрашивается несколько экспертов и из их советов составляется заметка, основанная на каком-то числе, например, «10 способов, как подготовить ребенка к визиту врача»...

16. Сайдбар (sidebar — означает примерно «сбоку припеку»). Это фичер, который связан с новостью и публикуется рядышком: например, сообщение об ограблении и тут же рядом — репортаж журналиста, который оказался поблизости... Иногда такой фичер публикуется на следующий день, его тогда называют folo — «последыш».

17. Раунлан («roundup»)— в этом фичере под одной шапкой собирается много информации. Читателей интересует, где можно отдохнуть вечером, на какой курорт съездить летом — и репортер отправляется в путь. Самолично изучив местные рестораны или курорты, проинтервьюировав массу людей, записав цены, журналист описывает поочередно каждый из изученных объектов. Так получается раундап.

18. Репортаж. Фичер-репортаж отличается от обычного информационного репортажа. «Если вы смогли добыть интересные данные, доба­вили к ним еще парочку интервью и представили все это в увлекательной литературной форме, у вас получится нечто вроде фичер-репортажа...», — пишет Викки Хэй.

19. Юмористическая статья. Использует популярные во всем мире приемы: пародию, иронию и сарказм, игру слов и т.п. Опытные журналисты посылают свои юмористические статьи сразу в несколько изданий — что не понравится одному редактору, может рассмешить другого...

Эти типы фичеров можно классифицировать и далее: например, портретный фичер может появляться в газете под различными рубриками — бизнес, мода, еда, здоровье, религия, путешествия...

СТРУКТУРА ФИЧЕРА

Как стульчик на трех ногах, фичер стоит на трех основных этапах журналистской работы: 1) идея, 2) репортерская работа. 3) написание.

Идея фичера — не просто тема. Если идея слишком туманна и неконкретна, хорошего фичера не получится. Например, журналист решил написать фичер на тему «Насилие над детьми». Это звучит слишком абстрактно и, если автор не конкретизирует свою идею, не сфокусирует свое внимание на живых конкретных людях, ничего хорошего из его работы не выйдет.

Работа репортера при написании фичера состоит из тех же этапов, что и при работе с обычной новостью (наблюдение, расследование, интервью). Написание — этап более сложный и требует от журналиста высоко­го литературного мастерства.

Репортер Ред Смит высказался об этом так: «Писать, конечно, просто. Просто сидишь за машинкой, пока со лба не потечет кровавый пот...»

Фичер включает:

— лид, открывающий статью представлением героя, анекдотом, сценкой или диалогом.

— переход от лида к основе — его называют «мост», а еще «натграф» (сокращенно от nut paragraph — «абзац-гайка») — он объясняет читателю, о чем лид, и вводит в курс дела...

— развитие темы серией логически связанных меж­ду собой абзацев,

— концовка.

Вот несколько моделей, представляющих собой различные способы организации фичера.

1. «Бумажная кукла».

2. « Кубок».

3. «Воздушный змей» — несколько параллельных историй, связанных в концовке.

ЛИДЫ В ФИЧЕРЕ

Существует 12 основных категорий лидов, используемых в фичерах. Они похожи на альтернативные лиды в информационных заметках. Но есть среди них и такие, которые живут только в фичерах и для фичеров. На таких лидах мы остановимся поподробнее.

1. Описательный лид.

2. Вопросительный.

3. Цитатный.

4. Шокирующий.

5. Адресованный к читателю.

6. Лид от первого лица.

7. Лид-идиома (это могут быть поговорки, цитаты, крылатые слова).

8. Причудливый лид. Часто фичеры начинаются с какого-то таинственного описания, например, «Пятна крови на одежде, шипенье жарящегося мяса... Крики возбужденных людей... День чилийской кухни в самом разгаре!»

9. Предсказывающий лид. Журналист, который хочет написать об опасности землетрясения в его городе, может начать свой фичер с описания ужасов эпицент­ра землетрясения — как будто оно уже произошло...

10. Причинно-следственный лид (самый часто встречающийся). «Ранним утром он выглянул из-за прилавка и увидел двоих мужчин, входящих в магазин. Через минуту Эйферт лежал на полу в луже крови. Его ночная работа закончилась».

11. Парадоксальный. «Джон Шер полжизни занимается дизайном женской одежды. Джону 10 лет».

12. Обобщающий лид — родственник лида в информационных заметках. В нем кратко передается суть истории.

Когда журналист пишет основу фичера, он следует основному правилу — о событиях надо не рассказы­вать а ПОКАЗЫВАТЬ их. Больше юмора, больше интересных цитат анекдотов — словом, не всякий репортер может написать хороший фичер...

Заканчивается фичер самым сильным, запоминающимся эпизодом, можно — выводом, а можно построить статью по круговому методу — закончить теми же словами, которыми фичер начинался.

Часто фичеры публикуются циклами — например, серия статей о проблемах наркоманов, национальных меньшинств и т.п.

В наше время, когда газеты теряют читателя в конкурентной борьбе с радио, телевидением и электронными СМИ, многие журналисты высказывают надежду, что именно фичер как оригинальная форма подачи новостей поможет газетам сохранить популярность у читателей.

ВОЗДУШНЫЙ ЗМЕЙ: параллельно развивающиеся темы и концовка, объединяющая темы.

КОЛЬЦЕВАЯ МОДЕЛЬ: в концовке автор возвращается к началу.

ЖУРНАЛЬНЫЙ ФИЧЕР

Следует отдельно остановиться на особенностях фичеров в журнале.

Журнальная статья — близкий родственник газетного фичера. Их различия очевидны с первого взгляда. Фичер в газете обычно короче журнального. В журнальном фичере абзацы длиннее, лид может содержать 300-600 слов. Автор может потратить на написание такого материала от 1 до б месяцев. (В газетах, разумеется, такие темпы работы неприемлемы.) Поэтому очень часто написанием журнальных фичеров занимаются нештатные журналисты — так называемые фрилансеры (freelancer в примерном переводе означает «свободный художник»). Структура журнального фичера сходна с таковой у газетного. Они оба начинаются привлекающим читателя лидом, хорошо организованы в своей основе и заканчиваются сильной яркой концовкой. По стилю они оба развлекательны — это чтение для досуга. Существенная разница в том, что автор журнальной статьи имеет полное право на субъективность. Многие журналы даже гордятся тем, что у них есть собственная точка зрения.

По структуре журнальный фичер — это более сложное художественное произведение с собственной философской концепцией автора.

Примерный план типичного фичера в журнале таков.

1. Открывающий анекдот.

2. Утверждение темы, сюжета.

3. История, анекдот.

4. Подача фактического материала.

5. Интервью.

6. Еще анекдот.

7. Подведение итогов.

Самые эффективные способы подачи материала, используемые авторами журнальных фичеров, — это:

1) хронологический порядок;

2) «каталог» (в целях упорядочения информации она подается в виде перечня — данных или событий, а затем они получают более подробное объяснение);

3) «распространение» — сначала автор вкратце подает свою концепцию, а далее в основной части идет ее разъяснение;

4) «проблема и решение» — статья начинается с описания проблемы, а заканчивается выведением ее решения;

5) «от менее важного к более важному»;

6) дедуктивный метод — от известных данных к новым (чаще всего используется в научных статьях и отчетах);

7) индуктивный метод — выведение общего из частного.

Работа журналиста, пишущего такие фичеры, порой переходит грань, разделяющую информационную жур­налистику и аналитическую. Для такой работы мало серьезного журналистского расследования — необходимо еще и превосходно владеть литературным языком. Чтобы удержать интерес читателя, фрилансеры используют в своей работе художественные методы.

Непременные элементы их произведений — конфликт, точка зрения автора, описание характеров и среды, в которой происходят описываемые события.

ФИЛОСОФИЯ НОВОСТИ

Информационная индустрия в США не просто поставляет новости своей аудитории, но и сама их порождает.

Социолог Гэй Тучман считает, что новость — это конструирование частицы новой реальности, а журналист-архитектор, который ее создает.

60 лет назад журналист и комментатор Уолтер Липпманн описал процесс постижения мира: «В слепящей и жужжащей сутолоке мира мы выбираем для себя то, что наша культура уже выбрала до нас». Так Липпманн описал процесс социализации, которая начинается с раннего детства. Может ли репортер быть объективным, описывая, скажем, митинг гомосексуалистов, если он вырос в семье, не признающей нетрадиционную сексуальную ориентацию?

Так возможна ли объективность в газете?

Некоторые теоретики считают, что для объективности достаточно дать высказаться обеим сторонам с противоположными взглядами. Журналист Уэсли Пипперт, чья 30-летняя карьера включает даже освещение уотер­гейтского скандала, заявляет: «Показ «двух сторон медали» может еще больше удалять нас от правды. По какому праву, например, журналист дает одинаковое количество строк куклуксклановцу и чернокожему человеку, которого только что чуть не убили?»

Журналист газеты «Ньюсдэй» Адриан Пераччио заявляет: «Факты — не обязательно правда. Репортер может стенографировать цифру за цифрой, цитату за цитатой, но так и не увидеть правды под кучей фактов...»

Журналисты называют себя охотниками за правдой. Но может ли какая-то газета претендовать на звание хранилища истины? «Правда — это нечто неуловимое», — пишет Мелвин Менчер и тут же дает формулу «газетной правды»:

«Правда = газетная статья + X», — то есть всегда отсутствует некий ингредиент...

Это может быть обусловлено недоступностью какой-либо информации, ограниченными возможностями са­мого репортера, а также возможностями самих СМИ.

«Искусство журналистики состоит в том, чтобы в нужный момент смотреть в правильном направлении, задать нужные вопросы, знать предысторию, чтобы представить событие в перспективе и потом решить, о чем написать, а что оставить за рамками статьи из-за прессинга времени и нехватки газетной площади...»

Американцы считают, что их пресса приближается к правдивому показу информации, так как не зависит ни от правительства, ни от партий, ни от частных интересов...

Спорное утверждение...

ХОРОШАЯ НОВОСТЬ — ПЛОХАЯ НОВОСТЬ!

Газеты в США традиционно пытаются выполнять 5 основных функций — информационную, аналитическую, коммерческую, функцию дискуссионного клуба по обсуждению общественных проблем и, наконец, функцию развлечения. Читатель определяет эти функции проще — по тому, что он видит в газете: новости, редакционная полоса, реклама, письма читателей, и на последних полосах — комиксы и кроссворды. Рядовые американцы не задумываются о различиях «мягких» и «жестких» новостей — читатели чаще пользуются тер­минами «плохая» и «хорошая» новость.

Журналистов нередко обвиняют в том, что они гораздо большее внимание придают именно плохим но­востям, из-за чего газеты наводнены кровавыми описаниями. По статистике, от 2 до 35% площади негосударственных газет посвящено именно насилию.

Говард К. Смит, издатель, в ответ на такое обвинение заявил: «Просто люди начинают интересоваться новостями, когда все плохо».

Впрочем, в американской журналистике существует и опыт издания исключительно хороших новостей. В 80-х годах несколько вышедших на пенсию журналистов организовали агентство под названием «Хорошие новости со всей земли». Агентство подрядилось посылать еженедельные информационные пакеты из десяти хороших новостей в 200 газет, на радио и телевидение. Первое сообщение описывало принятый в одном из американских штатов закон, обязывающий владельцев котов надевать на своих питомцев ошейники с адресом. Агентство разорилось спустя несколько месяцев: и редакторы газет, и читатели быстро потеряли интерес к таким новостям.

Еще один интересный эксперимент провела газета «Майами Ньюс». После ряда обвинений в том, что из­дание переполнено фактами насилия, издатель принял решение выпустить номер, предварительно хорошенько его «почистив». На первом странице было помещено предупреждение: «Этот номер докажет вам, что, если мы начнем фильтровать новости, газета перестанет показывать читателям реальную картину мира и отгородит вас от реальности». Эксперимент оправдал себя. Читатели согласились с мнением издателя.

«Новость — это то, что делают люди, и плохое, и хорошее, — заявляет Фред Федлер. — Если вам покажется, что последнего в газетах больше, чем первого, вспомните слова знатока человеческих душ Уильяма Шекспира, который предупреждал: «Творимое людьми зло после них живет. Добро хоронят вместе с их костями...»

АМЕРИКАНСКАЯ ПРЕССА — МИНУСОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПЛЮСОВ...

Роберт Шейон в своем определении новостей ха­рактеризует их как «скоропортящийся товар, который штампуется на сборочном конвейере под прессом цен, культурных воздействий (осознанных или неосознан­ных) и многих других различных забот».

Американская новость действительно поставлена на конвейерное производство. С одной стороны, это — оперативность в работе журналистов, с другой, — шаблонность и однообразие «продукции». Словом, достоинств у прессы США не меньше, чем недостатков. Причем многие достоинства при более детальном рассмотрении оборачиваются в недостатки! Например, ориентация на читателя — издатели, конечно, делают все для его удобства. В конечном счете, газета опускается до потакания вкусам публики. А поскольку средний читатель газеты — обыватель, журналисты опускаются до его уровня, удовлетворяя его вульгарное любопытство.

Проблему обостряет то, что существовавшая ранее четкая граница между «качественной» и «желтой» прессой начинает размываться. Особенно это сказывается на провинциальных газетах (а их в Америке большинство) — сегодня они представляют собой сплав обоих типов.

Отсюда и идет тяготение к драмам, акцентирование насилия, а та самая простота, к которой так стремятся все газетчики, оборачивается упрощением до примитивности...

А куда отнести стремление газетчиков к скандалам и конфликтам? С одной стороны, именно благодаря ему журналисты провели столько дерзких расследований и разоблачений, но с другой, — в кризисные для общества моменты пресса начинает играть совершенно деструктивную роль...

У современной журналистики США немало проблем. Во-первых, в отношениях с правительством. Белый дом, по словам журналиста Кеннета Уолша, постоянно пытается манипулировать репортерами в надежде заставить их представлять события в выгодном для себя свете. Репортеры, в свою очередь, занятые игрой «Ага, я тебя поймал!», норовят запутать чиновников, заставить их допустить оплошность или проговориться. В результате большинство американцев не доверяют ни правительству, ни прессе. Проблема СМИ во многом обусловливается естественной склонностью людей винить в дурных новостях того, кто их приносит.

«Американцы привыкли ассоциировать средства информации со всем плохим. Мы превратились в летописцев неудач и провалов. Подрыву доверия к прессе способствуют 4 главные тенденции:

1. Наличие у журналистов большой предубежденности.

2. Мы слишком часто даем скоропалительную оценку событиям.

3. Мы слишком негативны в своих оценках.

4. Мы теряем связь с реальной жизнью Америки». Возникновение фактора предубежденности объяснить достаточно просто.

Журналисты утверждают, что не имеют возможности получить от политических деятелей правдивой информации. Любая новость преподносится им уже в извращенном виде. Негативный имидж политиков — естественное следствие такого отношения. Журналистам ничего не остается, как давать этой явной лжи собственные оценки. Если раньше анализ новостей был вотчиной небольшой группы опытных журналистов, то сейчас за него, ничтоже сумняшеся, берутся даже репортеры-новички. Еще одно существенное обстоятельство, которое обусловливает склонность к субъективизму, — это соперничество газетчиков. Репортеры и редакторы стремятся опередить своих коллег. Самый быстрый и легкий способ — придание большей сенсационности подаваемой информации, привнесение собственных оценок. Это гораздо проще, чем найти новость и успеть рассказать ее читателю раньше соперников.

Проблема усложняется стиранием граней между развлекательной и информационной журналистикой. Кто журналист, кто комментатор, кто эксперт, а кто массовик-затейник? Разницы никакой...

В ходе опроса общественного мнения, который про­вел в 1994 году центр «Таймс-Миррор» Коннектикутс­кого университета, установлено, что 71% американцев считают, что СМИ являются «помехой обществу в решении его проблем». Лишь 25% считают, что СМИ как-то помогают.

Серьезно задуматься требует тот факт, что многие американские журналисты оторвались от реальной жизни и описывают созданный ими воображаемый мир.

Вашингтонского репортера уже не назовешь средним американцем. Журналист, аккредитованный при Белом доме, получает в среднем 80000$ в год, а некоторые — в несколько раз больше. «Мы живем в мире, где все заняты тем, что происходит наверху. Мы неустанно охотимся за информацией, которую прячут от нас, и склонны делить людей на категории в зависимости от того, какое влияние они оказывают на наш маленький извращенный мирок. Элита вашингтонской журналистики все больше увязает в социальном, политическом и экономическом мире, придуманном ею самой, и слишком часто пишет не для народа, а для тех, кто снабжает ее информацией».

Опросы обнаружили огромный разрыв во взглядах американского народа и его журналистов. (Например, 39% американцев придерживаются консервативных взглядов. Среди журналистов же всего 5% консерваторов. Больше 50% американцев говорят, что гомосексуализм поощрять не следует, а 80% журналистов придерживаются противоположной точки зрения.)

Итак, перед американскими журналистами стоит задача: вернуться к народу, к реальной жизни...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Анализируя сегодняшнее развитие американской журналистики, можно отметить в нем немало опасных тенденций. Связаны они с американским образом жиз­ни в целом. Американцы не смотрят зарубежного кино (иностранные фильмы в США не озвучиваются, а переводятся субтитрами, поэтому смотреть и одновременно читать находится не много желающих). Они не читают иностранных книг, впрочем, они вообще читают немного, книги все больше заменяются газетами... Американцы варятся в собственном соку, не желая видеть того, что за пределами США тоже есть мир, достойный внимания.

Американцы считают свою страну свободной от идеологии — на наш взгляд, это, мягко говоря, заблуждение. США — одна из самых идеологизирован­ных стран мира. Причем эта идеология настолько сильна, что воздействует даже на жителей стран, удаленных от Нового света. Ведь сегодня полмира верит в то, что Штаты — страна благоденствия... Американская пресса — один из переносчиков и возбудителей этого опасного заболевания — американомании.

Поэтому, когда авторы изученных нами книг заявляли, что тамошняя пресса свободна от идеологии, эти слова вызывали у нас, по меньшей мере, улыбку. Странно было слышать и о свободе от частных интересов — ведь американская пресса, как известно, крупный бизнес. Когда это бизнес был свободен от частных интересов?

Конечно, американским газетчикам есть чем гордиться. Их индустрия новостей работает быстро, без сбоев (хотя и производит, в основном, качественный маскульт).

Ни в какой другой стране мира пресса не находится в столь мощной оппозиции к правительству, что в менее свободной стране было бы просто опасно.

Какое же будущее ждет американскую журналистику? Перерастет ли она в нечто большее или еще больше деградирует, опустившись до уровня ярко оформленных сплетен? На наш взгляд, будущее американской прессы зависит от будущего Соединенных Штатов в целом. Если эта страна откажется от своего неистребимого самодовольства, если откажется от слепой веры в то. что все американское — самое лучшее, если научится не показной, а настоящей самокритике, то, несомненно, перемены к лучшему произойдут и в прессе.

И.И. Саченко, Т.Н. Дасаева, Е.Ф. Конев

368 дней назад
 
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет

Статьи наиболее популярные в поисковиках Самые читаемые статьи Новые статьи

Новые статьи

Действия
Рейтинг
 
0 раз оценили

Самоучитель американской журналистики