Статья

БУРЫ, или африканеры, потомки голландских поселенцев в Южной Африке. На староголландском языке бур – крестьянин. Большинство современных потомков южноафриканцев голландского происхождения оставили работу на земле и предпочитают, чтобы их именовали африканерами, т.е. африканцами. Их язык называется африкаанс.

В 17 в. голландская Ост-Индская компания начала использовать мыс Доброй Надежды как базу для пополнения запасов продовольствия на долгом пути на Восток. В 1652 около 60 служащих компании во главе с Яном ван Рибеком основали здесь первое голландское поселение. Выдающейся личностью среди поселенцев был Саймон ван дер Стел, основатель Стелленбоша. В конце 17 в., после отмены Людовиком XIV Нантского эдикта, на юге Африки нашли убежище многочисленные семьи французских гугенотов. Постоянно прибывали и новые голландские эмигранты. Между переселенцами нередко возникали конфликты, и в 1707 голландская Ост-Индская компания запретила иммиграцию.

В 18 в. буры достигли на севере реки Оранжевой и на востоке реки Грейт-Фиш. Там они столкнулись с сильным в военном отношении бантуязычным населением, и завязалась длительная борьба между бурами, стремившимися расширить свои владения, и черным населением юга Африки, оказывавшим упорное сопротивление вторжению европейцев.

БРИТАНСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ ЮЖНОЙ АФРИКИ

В 1795 часть бурских поселенцев на востоке вступила в конфликт с чиновниками голландской Ост-Индской компании и основала собственные республики в Храф-Рейнете и Свеллендаме. Однако и администрация компании, и упомянутые республики прекратили существование в сентябре 1795, когда британцы захватили мыс Доброй Надежды, чтобы не допустить французов к важной базе на пути в Индию. В 1803 во время короткого перемирия с Наполеоном англичане возвратили мыс Доброй Надежды Голландии, тогда Батавской республике. Три года спустя, когда война между Британией и Францией разразилась с новой силой, англичане захватили Капскую колонию, и по окончании наполеоновских войн она стала британским владением. Население колонии в то время насчитывало 15 тыс. европейцев, в основном голландцев, и 20 тыс. рабов, среди которых были африканцы и привезенные голландцами жители Ост-Индии.

У британских властей сразу же возникли проблемы с бурами из капских поселений. Буры занимались охотой и разведением скота, земледелие их не интересовало, а земля требовалась лишь для пастбищ. Буры стремились расширить свои владения, почитали Священное писание, в быту были консервативны и поэтому сопротивлялись переменам. Когда пришли британские завоеватели, буры отнеслись к ним так же враждебно и подозрительно, как и к другим иностранцам.

Антагонизм между британцами и бурами усилился во время правления лорда Чарлза Сомерсета, первого британского губернатора, который занимал этот пост на протяжении 12 лет. В 1816 буры, которых обвинили в жестоком обращении с готтентотами, взбунтовались. Бунт был подавлен, пятеро буров были казнены. Этот инцидент глубоко врезался в их память. В 1820 прибыло около 5 тыс. переселенцев из Британии, они стали первыми европейцами, поселившимися на юге Африки после запрета иммиграции в 1707. Вдобавок ко всему, в то время как банту по-прежнему совершали набеги на восточные бурские территории, британцы объявили, что в отношении гражданских дел будут продолжать действовать голландские законы, основанные на римском праве, а в отношении уголовных дел – более мягкие британские законы. Была проведена реформа местного самоуправления, которую буры восприняли с нескрываемой неприязнью. Не нравилась им и деятельность британских миссионеров, направленная на повышение статуса небелого населения.

ВЕЛИКИЙ ТРЕК

В 1833 в Британской империи было отменено рабство. Буры посчитали недостаточной компенсацию, выплаченную британским правительством за потерю рабов. К тому же британская администрация решила передать под контроль племен банту не защищенный в военном отношении район к востоку от реки Грейт-Фиш. Это стало еще одной причиной возраставшей ненависти буров к британскому господству. В 1835 первые сотни буров покинули Капскую колонию, начав Великий трек – исход, который продлился около десятилетия. Целые семьи двигались в запряженных быками фургонах, стада крупного рогатого скота и овец перегонялись на большие расстояния. Буры перешли реку Оранжевая, а затем и реку Вааль. Многие перевалили Драконовы горы и оказались в Натале. После аннексии Натала британцами в 1843 буры вернулись в границы Оранжевого свободного государства и Трансвааля.

Трек оказал на бурскую историю огромное влияние несмотря на то, что мигрировало всего около 10 тыс. человек; в несколько раз больше буров осталось под властью Британии в Капской колонии. Переселению препятствовала Голландская реформатская церковь, ни один из ее священников не сопровождал трекеров. Создание независимых бурских общин за пределами британских владений территориально закрепило раскол среди буров, связанный с их отношением к британскому господству. Эти общины служили прибежищем для буров из Капской колонии, которые не могли принять британский режим.

БУРЫ КАПСКОЙ КОЛОНИИ

Поскольку большинство отправившихся в трек буров жили в восточной части Капской колонии, англоязычные поселенцы оказались там в численном превосходстве. Тем не менее буры по-прежнему составляли большинство населения Капской колонии. Когда в 1854 в колонии были учреждены представительные институты, буры получили большинство в обеих палатах законодательного органа. В 1872, когда колонии была предоставлена автономия, им удалось установить контроль над местными органами исполнительной власти. Открытие алмазных копей в Кимберли в 1867 и присоединение этого района к Капской колонии путем аннексии в 1876 с лихвой компенсировало ущерб, причиненный экономике колонии открытием Суэцкого канала в 1869, и сделало возможным одновременное снижение налогов и строительство железных дорог.

В 1881 буры создали политическую партию «Африкандер Бонд». На первых порах она действовала в тесном контакте с бурскими политическими организациями за рекой Оранжевой, но вскоре эти связи были разорваны, и в период премьерства в Капской колонии Сесила Родса Бонд поддерживал правительство. В 1898 представитель Бонда Шрейнер стал премьер-министром Капской колонии, но его политика встретила резкое противодействие президента Трансвааля Крюгера. Во время англо-бурской войны (1899–1902) Шрейнер смог удержать население Капской колонии на стороне Британии. В 1908, во время подготовки новой конституции объединенной Южной Африки, премьер-министром Капской колонии был другой лидер Бонда – Мерримэн.

БУРЫ В ТРАНСВААЛЕ

Из участвовавших в треке буров дальше всех ушли наиболее решительные противники британского господства. За рекой Вааль их сразу атаковали матабеле под предводительством Моселекатсе, но в 1838 отряды банту были оттеснены за реку Лимпопо. После избавления от внешней угрозы среди трансваальских буров начались раздоры, признанным лидером на юго-востоке являлся Андриес Преториус, а на северо-востоке – Потгиетер. Лидеры примирились в 1852.

В 1852 Преториус добился соглашения с англичанами, в котором признавалась независимость буров Трансвааля. Однако внешняя угроза и внутренние распри держали Трансвааль в состоянии постоянного напряжения. В 1857 Мартинус Преториус, сын Андриеса, совместно с Крюгером возглавил наступление на Оранжевое свободное государство, но оно было отбито. В том же году в Трансваале было создано правительство во главе с президентом Преториусом. Однако многие районы страны отказались признать его власть. Ситуация еще больше осложнилась в 1860 с избранием Преториуса на пост президента Оранжевого свободного государства, что привело к его постоянным отлучкам из Трансвааля в 1860–1863. После неудачных попыток аннексировать Оранжевое свободное государство сначала военными, а затем конституционными методами трансваальские буры попытались захватить земли на востоке и западе. Оба похода окончились неудачей, и Преториус вынужден был уйти в отставку в 1872. Ситуация продолжала ухудшаться, быстро нарастала угроза вторжения зулусов.

В 1877 Трансвааль впервые аннексировала Великобритания, и в 1879 зулусы были разбиты британскими войсками. Затем буры нанесли поражение британцам, и в 1881 страна вернулась под бурский контроль. В 1883 Крюгер был избран президентом Южно-Африканской Республики. Ее границы были определены договором, но буры вторглись в Бечуаналенд на западе и британцам силой удалось заставить их отступить на свою территорию в 1885. За этим последовало открытие месторождений золота близ Йоханнесбурга и нашествие тысяч старателей, в основном англоязычных. Вскоре их численность почти сравнялась с бурским населением, нарастала враждебность в отношениях между бурами и золотоискателями. Буры Оранжевого свободного государства были вынуждены объединиться с бурами Трансвааля, и в 1899 они объявили войну Великобритании. Условия Феринихингского мирного договора 1902 предусматривали автономию Трансвааля, и она была предоставлена ему в 1906. Первым премьер-министром стал генерал Луис Бота, который принял участие в разработке конституции Южно-Африканского Союза.

ОРАНЖЕВОЕ СВОБОДНОЕ ГОСУДАРСТВО И НАТАЛ

Промежуточное положение Оранжевого свободного государства между Трансваалем и Капской колонией наложило печать на взгляды населявших его буров. Они не были готовы сопротивляться Британии столь же решительно, как трансваальцы, но и не могли жить под властью Британии подобно бурам Капской колонии. Среди жителей не было единства. Те, кто населял северные районы, были приверженцами политики Трансвааля и выступали за более тесные связи с трансваальскими бурами. Южане, среди которых было немало англоязычных поселенцев, не считали зазорным просить у Британии помощь в борьбе со своими заядлыми врагами – басуто во главе с Мошешем. Не возражали они и против экономических связей с Кейптауном, в то время как трансваальские буры пытались вести внешнеторговые операции через Делагоа-Бей в португальской Восточной Африке (Мозамбик).

В 1848 по просьбе жителей южной части Оранжевого свободного государства Британия решилась на аннексию страны от реки Оранжевой до реки Вааль. Результатом стало нападение на британцев буров в 1848 в Бумплатце под командованием трансваальцев Преториуса и Крюгера. В 1854, когда накануне Крымской войны Британия стремилась ограничить свои обязательства в Южной Африке, она уступила настойчивым требованиям жителей северной части Свободного государства и вновь предоставила республике независимость.

Ситуация требовала твердого, но умеренного лидера. В 1864 президентом стал Джон Бранд, который оставался на этом посту до своей смерти в 1888. В последующие десять лет Оранжевое свободное государство постепенно сближалось с Трансваалем, хотя буры опасались слишком сильной зависимости от могущественного, но неуравновешенного северного соседа. Декларация о начале войны 1899 была выпущена обеими республиками.

В 1907 Оранжевому свободному государству была предоставлена колониальная автономия, и Абрахам Фишер стал его первым премьер-министром. В 1908 эта колония Оранжевой реки была объединена с Наталом, Капской колонией и Трансваалем в соответствии с планом создания Южно-Африканского Союза (ЮАС). В то время только в Натале у власти находился небурский премьер-министр. Там с самого начала бурская община оказалась в явном меньшинстве. В этом государстве никогда не велась антибританская агитация.

БУРЫ В ЮЖНО-АФРИКАНСКОМ СОЮЗЕ

В 1910 был провозглашен Южно-Африканский Союз, бывшие колонии были сведены до уровня муниципалитетов. Политический союз и железные дороги довершили дело воссоединения буров. Первым премьер-министром Союза стал Луис Бота, а его заместителем – генерал Ян Смэтс. Они создали Южно-Африканскую партию, которая почти целиком состояла из буров. Партия включала группу радикальных националистов, чьим признанным лидером был генерал Джеймс Герцог. Вскоре после начала Первой мировой войны Герцог вышел из кабинета министров и создал Национальную партию. В конце 1914 произошло восстание, в котором наряду с бурскими экстремистами участвовали немецкие поселенцы. Это заставило Юнионистскую партию (куда входили англоязычные жители Союза) оказать поддержку Южно-Африканской партии.

В 1919 Бота умер, и премьер-министром стал Смэтс. Это привело к ослаблению влияния Южно-Африканской партии среди буров, и в 1920 Смэтсу пришлось объединить свою партию с юнионистами. На выборах 1924 коалиция потерпела сокрушительное поражение, и пост премьер-министра занял Герцог. Едва он вступил в должность, как проявились противоречия в рядах Национальной партии. Сам Герцог прекратил агитацию за полное отделение от Содружества, поскольку декларация Бальфура 1926 обещала доминионам полную автономию во внутренних и внешних делах. Однако его заместитель Дэниел Малан продолжал добиваться независимости. В 1933 партия Смэтса и сторонники Герцога из Националистической партии создали Объединенную партию (Смэтс при этом лишился поддержки части англоязычных сторонников), а Малан и его приверженцы образовали «очищенную» национальную партию. Когда Великобритания объявила войну Германии в 1939, Южно-Африканский парламент проголосовал за вступление в войну, и Герцог, который выступал за нейтралитет, ушел в отставку. Его партия объединилась с партией Малана, составив официальную оппозицию, а Смэтс вновь занял пост премьера. В 1942 Герцог умер, и Малан стал лидером бурских националистов, выступавших против участия в войне и связей с Британией.

Первые после окончания Второй мировой войны всеобщие выборы в мае 1948 принесли партии Малана незначительное большинство, и он стал премьер-министром. Бурские националисты пришли к власти в тот момент, когда Содружество, откуда они намеревались вывести ЮАС, находилось в состоянии нестабильности. Из него вышла Бирма, то же самое готовилась сделать Ирландия. Новые доминионы Цейлон, Пакистан и Индия оставались в Содружестве, но было ясно, что при желании они способны отделиться. К тому же в Южно-Африканском Союзе в центре внимания постоянно оказывалась и проблема взаимоотношений между белым и небелым населением.

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ АФРИКАНЕРАМИ И АФРИКАНЦАМИ

Характер англо-бурских отношений в значительной степени определялся взаимоотношениями буров и небелых. Буры, называвшие себя сначала африкандерами, а затем африканерами, всегда превосходили по численности остальных европейцев, но были явным меньшинством по сравнению с небелым населением.

После прихода к власти в 1948 бурские националисты начали проводить политику апартеида, направленную на максимальное разделение белого и небелого населения. Эта политика пользовалась поддержкой подавляющего большинства африканеров, но вызывала негодование небелых и опасения белого англоязычного населения. Однако только после празднования трехсотлетия высадки первых голландских колонистов в 1952 прошла кратковременная кампания массового несоблюдения небелыми законов апартеида. Правительства Национальной партии, сначала под руководством Малана, а затем других премьер-министров, отвечали ужесточением апартеида.

Тем временем британское правительство, все еще сохранявшее ответственность за судьбу своих протекторатов на юге Африки, стало проявлять беспокойство в связи с расовой политикой Национальной партии. По экономическим и стратегическим соображениям отделение ЮАС от Содружества было невыгодно обеим сторонам. 5 октября 1960 на референдуме, в котором участвовало белое население, Южная Африка высказалась за провозглашение республики. За изменение статуса проголосовало африканерское большинство, против выспутило англоязычное меньшинство. Однако Южная Африка была членом Содружества, поэтому на изменение статуса необходимо было его разрешение. В марте 1961 министры иностранных дел членов Содружества встретились, чтобы заслушать обращение Южной Африки. 15 марта после трехдневных дебатов премьер-министр Фервурд объявил, что его страна снимает свою просьбу.

Из Южно-Африканской Республики на юг России планируют переехать несколько десятков семей буров.

Об этом РИА Новости сообщил помощник уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимир Полубояренко.

«Я предполагаю, то, что сейчас обсуждается, что в крае первые 30–50 семей, возможно, появятся через несколько месяцев. Те, кто пока еще не собирается переезжать, готовы вкладывать капитал в экономику Ставропольского края», — сказал Полубояренко.

Правозащитник отметил, что буры видели информацию о том, как Ставрополье приняло семью немецких беженцев, и поэтому решили обратиться. «В течение года мы вели переписку. В ЮАР создаются невыносимые условия для буров. Около 15 тысяч буров собрали подписи, это те, которые решили жить в России», — сказал собеседник агентства.

Как отметил правозащитник, по словам буров, Россия — единственная страна, у которой есть будущее, где сохранились ценности семейной жизни и принципы христианской этики и морали.

«Юг России вполне для них приемлем. В Австралию обратились три тысячи человек, в Новую Зеландию, другие страны. Последняя информация появилась, что Венгрия выступила с инициативой принять буров», — добавил Полубояренко.

Визит буров, по его словам, не носил официального характера, это была ознакомительная поездка.

«Они говорят, что им не нужны деньги, финансовые вливания, им нужно, чтобы Россия их приняла с правом временного проживания, в рамках законодательства получить гражданство и получить землю в аренду. Каждая семья привезет, это их словам, не менее полумиллиона долларов для обоснования на новом месте.

Они говорят, что они люди богатые и у них есть деньги. Более того, составляются списки, будут переезжать только полные семьи, никаких незамужних женщин и неженатых мужчин переезжать не будет», — рассказал собеседник агентства.

Буры — сельские жители, потомки голландских, французских и немецких колонистов в Южной Африке. До падения режима апартеида в начале 1990-х годов были привилегированным субэтносом.

134 дней назад
 
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет

Статьи наиболее популярные в поисковиках Самые читаемые статьи Новые статьи

Сон и смерть
Тайны Ватикана
Действия
Новые статьи

Ты че буром прешь?